Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

А. Литин, И. Шендерович
«САМОТЕВИЧИ КОСТЮКОВИЧСКОГО РАЙОНА»

Анастасия Бородкина
«В КЛЕТНЯНСКИХ ЛЕСАХ»

Юрий Колесников
«ЦЕНА НЕСГОВОРЧИВОСТИ»

Владимир Смеловский
«ИЛЬИН ДЕНЬ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Самотевичи в «Российской еврейской энциклопедии»


КОЛЕСНИКОВ Юрий Антонович (Гольдштейн Иойна Тойвович), Герой Российской Федерации (1995) из числа воспитанников отечественных спецслужб, участник боёв за Восточную Пруссию, выдающийся советский разведчик, известный советский и российский писатель, член Союза писателей (1969), Председатель Комиссии по военно-художественной литературе Международного сообщества писательских союзов, полковник (1950) в отставке.

Родился 17 марта 1922 года в городе Болграде бывшей Бессарабской провинции Румынии (ныне – Одесская область Украины) в семье портного. Еврей.

Образование: начальную школу и лицей «Короля Карла II» в Болграде; в декабре 1939 – неполный курс Бухарестской авиашколы «Мирча Кантакузино» при аэродроме Быняса; в январе 1942 – немецкое отделение трёхмесячных спецкурсов НКВД СССР при Коминтерне (г. Уфа).

Трудовую деятельность начинал в конце 1930-х в Бухаресте в автогараже немецкой фирмы «Шенкер», где подрабатывал как курсант авиашколы.

В декабре 1939 года по настоянию директора авиашколы капитана Абелеса вынужден был покинуть стены этого учебного заведения. Как сам потом вспоминал, «накануне рождества 1939 года директор авиашколы посоветовал мне сменить место учебы... Румынии, которая в то время всерьез начала примерять фашистский мундир, такие лётчики, как я, были не нужны. Пришлось вернуться в родной Белград». (Но связи, установленные в авиашколе со многими именитыми курсантами, впоследствии помогли ему в период пребывания за рубежом в качестве разведчика-нелегала.)

Некоторое время после этого ещё продолжал носить авиационную униформу, поскольку стыдился признаться близким, что из королевской авиации насильственно изгнан. По этой причине вскоре был задержан полицией как самозванец: комиссар участка отвесил ему пощечину, после чего полицейский сержант сорвал с униформы нашивки, нагрудную авиационную эмблему и пуговицы.

Впоследствии до присоединения в июне 1940 году Бессарабии к СССР работал на железнодорожной станции Болграда грузчиком.

На службе в органах госбезопасности СССР во второй половине 1940-1980 гг. начинал с должности водителя Болградского отдела НКВД Одесской области Украины, но вскоре был привлечён к оперативной работе: по заданию органов госбезопасности внедрился в действовавшую в Болграде и его окрестностях подпольную профашистскую организацию. Последнюю создали бывшие румынские офицеры, во всём симпатизировавшие нацистской Германии и по этой причине развернувшие в её пользу разведывательную деятельность против сил советских ВВС и ПВО, сосредоточенных вдоль границы с Румынией.

С началом Великой Отечественной войны был зачислен в оперативную группу НКВД Украинской ССР, действовавшую при 25-м Кагульском пограничном отряде войск НКВД СССР и призванную осуществлять в тылу врага диверсионно-разведывательную деятельность. В данном качестве неоднократно совершал разведвылазки за линию фронта, в том числе, в июле сорок первого года выполнял боевые задания на территории Румынии.

Впоследствии при отступлении Красной Армии от Дуная к Днепру в район Каховки не раз переходил линию фронта со специальными разведзаданиями. Кроме того, участвовал в минировании таких стратегически важных объектах, как «Крекинг-завод» в Херсоне и завод «Марти» в Николаеве.

В октябре 1941 года получил назначение в состав войск Особой группы при НКВД СССР, вскоре переименованную в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД СССР (с октября 1943 года – Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР). В качестве военнослужащего войск Особой группы-ОМСБОН-ОООН сражался с врагом до Победы.

В ноябре по линии 2-го (разведка, террор и диверсии в тылу противника) отдела НКВД СССР в составе большой группы эмигрантов-антифашистов (а в их числе был, к слову, и испанец Луи –младший брат Рамона Меркадера, совершившего террористический акт против Л.Д. Троцкого) был направлен в Уфу для учёба на специальных разведкурсах, работавших при Коминтерне. В Москву вернулся лишь в начале 1942 года.

Как сам вспоминает, «служба моя проходила в особом подразделении – группе “Я”, которую возглавлял Яков Серебрянский – “железный” человек. Группа “Я” непосредственно подчинялась Сталину. Вождь называл Серебрянского коротко и просто: Яша. Выполняли мы особые задания за рубежом и в тылу врага».

Первая боевая командировка в тыл противника – конец марта 1942 – октябрь 1943 гг.: в течение восемнадцать месяцев во главе специального диверсионно-разведывательного подразделения вёл борьбу с немецко-фашистскими оккупантами на территории южных районов Белоруссии. В этот период, как сам потом вспоминал, пережил многое: падал в горящем самолёте на вражескую территорию, находился под угрозой расстрела:

Здесь же, в тылу врага, осенью 1942 года спас от неминуемого истребления большинство представителей еврейской общины деревни Самотевичи Краснопольского района Могилёвской области. Разведка тогда донесла о готовящейся здесь эсесовцами этнической чистке. «Время терять было нельзя. Небольшой группой к ночи достигли Самотевичей. Застали вполне мирную картину: кто шорничает, кто конные повозки чинит, кто сапожничает. Я им говорю: “Их бин аид. Их рэд идиш. Быстрее уходите, вас хотят уничтожить”. Но не все послушались моего совета. Большинство ушло, в основном молодые, некоторые из них потом стали отменными разведчиками. А оставшихся всех расстреляли от мала до велика. Я не мог успокоиться. Думал об отмщении. Руководил акцией эсэсовский вахмистр. Мы его чуть позже схватили вместе с подручными. Палач получил по заслугам... До сих пор казню себя, что не сумел тогда спасти всех...».

ЦЕНА НЕСГОВОРЧИВОСТИ
(из воспоминаний разведчика)

Юрий Антонович Колесников.
Юрий Антонович Колесников.

Герой России писатель Юрий Колесников – участник Отечественной войны с первого и до последнего ее дня. 32 месяца он провел в тылу противника. Этому периоду жизни посвящены его книги "За линией фронта", "Особое задание", "Тьма сгущается перед рассветом" и другие, переведенные на многие иностранные языки. Недавно в издательстве "Вече" вышла новая книга Колесникова "Лабиринты тайной войны". В основе рассказа, который мы публикуем, лежат подлинные события минувшей войны.

Осенью 1942 года в Клетнянских лесах, за сотни километров от линии фронта, в штаб группы десантников обратился за помощью командир небольшой мобильной группы Главного разведуправления Генштаба Красной армии лейтенант Аркадий Винницкий. Сели батареи, питавшие его рацию. Старший лейтенант Котельников из бригады особого назначения помог ему. Зашел разговор о положении в оккупированном регионе. Из рассказов Винницкого Котельников узнал, что в деревню Самотевичи Костюковичского района немцы согнали евреев из окрестных сел. Целыми семьями, человек за полтораста.

Винницкий сообщил также, что Самотевичи охраняют с десятка два полицаев и что по имеющимся достоверным данным туда вот-вот должна нагрянуть команда эсэсовцев.

– Называется она "Айнзатцгруппа", – пояснил лейтенант, – и занимается поголовным уничтожением мирного населения.

Было ясно, к чему готовятся нацисты в Самотевичах. Не теряя времени, группа десантников после скоротечного боя с охраной поздней ночью вступила в Самотевичи. Несколько полицаев были убиты, остальные, воспользовавшись кромешной темнотой, разбежались. В бою десантники потеряли старшего сержанта Александра Кузнецова. До войны он работал слесарем 6-го разряда на заводе "Серп и молот". Это была первая потеря в группе.

В Самотевичах десантники застали вполне мирную и до крайности убогую жизнь: одни шорничали и сапожничали, другие ремонтировали повозки, что-то чинили; женщины шили варежки на зиму, маскировочные халаты и всякую всячину. Все находились под строгим контролем гестапо, бургомистра и начальника полиции райцентра Костюковичи.

В Самотевичах, однако, не все дружелюбно встретили появившихся десантников. Сколько они ни пытались убедить людей немедленно уйти с ними в лес, – не помогало. Зависело

все от местного старосты юденрата – администрации, созданной немцами и состоявшей из евреев. У него уже шло срочное совещание с несколькими преклонного возраста мужчинами. Когда один из десантников вошел в помещение, глава тут же велел всем присутствующим выйти.

– Пусть люди останутся, – предложил десантник. – Пусть узнают, что мы пришли освободить вас. Мы располагаем десятью повозками.

Кое-кто из присутствовавших, не зная как им быть, задержался. Но староста велел всем немедленно уйти, добавив по-еврейски повелительным тоном: "Зол дернурдем ништ зайн зер шлехт..." ("Чтобы потом не было очень плохо").

Чувствовалось, что слово седовласого бородача в кипе здесь свято.

Десантник спросил:

– А почему вы их предостерегаете? Боитесь, "потом им может быть очень плохо"?

Староста на миг призадумался.

– А вы считаете, нам будет сладко от встречи с вами?

– У меня нет времени для разговора. Хочу, чтобы вы поняли: мы московские десантники, партизаны, одолели более сотни километров, чтобы вам, евреям, находящимся в немецкой неволе, помочь срочно уйти с нами... Вот и все!

– Значит, вы аж из самой Москвы?

Десантник объяснил: да, они из Москвы, но давно воюют с оккупантами.

– И вы считаете, что нам непременно нужна ваша помощь? – недружелюбно спросил староста.

– Разве это плохо?

– Плохо-шмохо – не знаю. У нас еврейское счастье...

– Сюда скоро прибудет эсэсовская команда. И никто из вас не останется в живых! Вы это понимаете?! – пытался десантник объяснить старосте, что ждет евреев, согнанных в Самотевичи. – Потому мы и пришли сюда. В перестрелке с охранявшими вас полицаями погиб наш товарищ! Если не верите, подойдите к повозке, убедитесь.

– Представьте, мне об этом известно. Да! Мир праху его... И что несколько ваших людей получили ранения, тоже знаю. Очень вам сочувствую. Но в то же время никто не просил вас приходить сюда и устраивать такое сражение!

– Еще раз повторяю: чтобы спастись от верной гибели, советую вам срочно уйти с нами!

– Пожалуйста, не давайте мне советы! Или вы думаете, что я и сам не умею хорошо ошибаться?

– В этот раз ваша ошибка будет стоить жизни всем находящимся здесь людям. И вам тоже...

– Не пугайте, – ответил староста вежливо, но, не скрывая недовольства. – Спасибо, нам тут не нужна паника. Люди мы мирные, никого не обижаем, ничего плохого никому не делаем, а если что-то и делаем, помимо работы с рассвета до глубокой ночи, – так это молимся Всевышнему. До сих пор немцы нас не трогали, даст Б-г, будет и дальше так. Мирцешем! (Да сбудется!) А ваша забота нам не нужна. Да, представьте себе... И, пожалуйста, оставьте нас в покое... Да!

Десантник процитировал старцу слова Гитлера: "Один только иудей должен остаться... и то, как экспонат!" Старец неожиданно оживился:

– Скажите лучше, откуда вы так хорошо знаете идиш? И главное, что говорил сам Адольф Гитлер? Где вы учились? У вас есть мама и отец? Кто они такие? Сколько вам лет?

...Наивные люди из глухомани думали, что немцы оценят их отказ уйти с партизанами в лес. Десантники, сколько могли, доказывали, что они заблуждаются, но убедить в этом верующего старца было невозможно. А он немало людей держал в безоговорочном повиновении.

Близился рассвет, надо было уходить. С десантниками все же покинули деревню более половины евреев.

Через несколько дней айнзатцгруппа СС вместе с полицаями расстреляла всех оставшихся в Самотевичах. И несговорчивого старосту. "Новый порядок" Адольфа Гитлера набирал обороты.

Более ста пожилых и больных мужчин, женщин с детьми из числа ушедших с десантниками в ту памятную ночь были вывезены на Большую землю самолетами, производившими глубокой ночью посадку в расположении партизан. Осуществить это осенью 1942 года было сложно. Каждая транспортная машина находилась на строгом учете и использовалась для заброски оружия и боеприпасов частям Красной армии, оказавшимся во вражеском окружении. Но командование московских десантников сумело договориться с командиром специального полка Героем Советского Союза Валентиной Гризодубовой, и та выделила три "дугласа".

Многие из спасенных в Самотевичах стали партизанам, участвовали в боевых операциях с нацистами.

Юрий Колесников

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru