Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Error processing SSI file

Воспоминания Фиры Фрид

Фира Фрид.
Фира Фрид.

Я, Фира Михайловна Фрид родилась в Осиповичах в 1930 году. Мой дед Найман Айзик Певзнерович перевёз наш дом в Осиповичи со станции Деревцы, что возле Дараганово в 1927 г. До революции дед у помещика Дарагана был «вожаком», то есть возил лес. Бабушка Хайца Ароновна клеймила этот лес. Когда дед переехал в Осиповичи, он построил большой сарай, сделал круподёрку и с помощью лошадиной силы молол ячмень, гречку, другие зерновые, обеспечивая мукой район.

В 1932 г. за это деда объявили «лишенцем», а в 1937 г. его чуть не посадили. Бабка была такая пробивная, добралась до Москвы и отстояла деда.

В 1938 г. бабка на всякий случай поделила дом на две половины, чтобы не реквизировали всё. В одной половине жили бабушка с дедушкой, во второй – мы с мамой.

В 1939 г. моего отца Михаила Арьевича забрали в армию в казачий корпус. Корпус стоял недалеко от нас в Осиповичах. Потом их отправили в Западную Белоруссию. Я помню, как мы встречали отца, который возвращался домой вместе с казаками. Он тогда привёз мне школьные тетради.

Потом стали прибывать польские беженцы-евреи. К нам приехала такая польская еврейка, которая жила у нас и шила мужское белье. Она говорила, если немцы придут сюда – бегите, потому что они уничтожают всех евреев.

Перед войной папа работал заведующим магазином, мама была домохозяйкой.

У меня была в школе учительница по фамилии Рубинчик, которая водила нас на экскурсию на аэродром. Там было много самолетов, но ни один не поднялся, когда началась война. Все были разбомблены на земле.

Когда война началась, Осиповичи бомбили в первую же ночь с 22 на 23 июня, потому что у нас рядом был военный аэродром. Первые бомбы попали в конюшни, в дом Орловых рядом с церковью, второй дом от угла по направлению к больнице.

Папа, когда услышал взрывы, сказал маме, что это где-то идут учения. В 4 часа утра мы выбежали из дома и увидели, как бегут из загоревшейся больницы люди в белье, в простынях. Страшно было на это смотреть.

Дедушка посадил младшую сестренку на плечи, мама взяла меня за руку и мы пошли пешком в деревню Липень, там жила папина двоюродная сестра. Помню, как её муж Шапиро спросил у неё: «Ципа, я ухожу. Ты идешь со мной?».

– Иду. А что это я буду оставаться?

Мы пошли все вместе.

Потом нас догнал папа. Он сдавал выручку магазина и ему дали отсрочку от армии до места прибытия. Мы переходили реку Свислочь по деревянному мосту. Над нами кружился немецкий самолет. Только мы перешли этот мост, как его взорвали. Мы шли на Несеты, потом перешли железнодорожный мост, перешли Березину. А там в лесу – милиция возвращала беженцев. Папа и дедушка сказали, что могут их убить, но они не вернуться. Нас отпустили. Мы пошли через Вирково. Там вся деревня ликовала: танцы, пляски. Радовались, что Советская власть кончилась. Мы там не остановились, пошли дальше. С нами ещё шли мамина сестра с мужем и детьми, соседи. Прошли несетские леса, пришли в Кличев. Побыли там одну ночь, пошли на Быхов. А там уже 25 июня высадился немецкий десант. Мимо шли наши воинские части, и кто-то из военных предупредил, что в Быхове немцы.

Мы повернули на Могилёв. Шли по обочинам дорог хмызняком. Не доходя 10 км. до города, где-то у шёлковой фабрики, мы увидели подбитый немецкий самолет.

Военные пропустили нас в город. Мы пришли на вокзал, погрузились на поезд и уехали. Мы побыли в Курске, потом в Воронеже, в мордовских лесах, потом поехали на ст. Заглядин Оренбургской области.

Там жили татары. Женщины повязывали под подбородком платочки. Мы пожили в Петровке Оренбургской области. Голод, холод. Дедушка стал конюхом, мама смотрела за овцами. Папе председатель колхоза дал двуколку и он поехал в военкомат. В августе папу призвали. Ему было 36 лет. В 1942 г. он погиб, мы успели получить от него только несколько писем.

А мы вскоре переехали в поселок «Красный пахарь», где было отделение конторы «Заготскот». Я с сестрой сидела на печке, потому что ходить было не в чем. Научилась прясть. Мама вилкой крала у овец шерсть, а я пряла нить и вязала носки. Потом пошла в начальную школу. Говорила я на белорусском языке, потому что окончила начальную белорусскую школу. Дети дразнили меня «Чапай», потому что я говорила: «не чапай» (не трогай).

В Красном пахаре мы жили в землянке. Начали опухать от голода. Раздавали только мясо павшего скота.

Дедушка поехал в город Бугуруслан, в главный эвакопункт. Там нас нашёл мамин брат, сын деда, который был на фронте. Дедушка получил извещение о том, что сын воюет.

Дедушка пошёл к председателю горисполкома, рассказал о нашем бедственном положении, показал похоронку на отца и письмо от сына. Нам разрешили переехать в Бугуруслан. Там я пошла учиться в 5 класс. Ходила в музыкальный театр. В школе мне дали белую фуфайку, сшитую из марли и талоны на суп. Этот суп я отнесла маленькой сестре.

Как-то я увидела в газете, что освободили нашу деревню Прудок. Прибежала домой, рассказала. Все решили, что надо собираться домой. Мама написала письмо в горсовет в Осиповичи. Нам прислали ответ: «Ваш дом – цел». Все дома вокруг сгорели. Ответ нам прислал сосед, бывший в партизанах во время войны, которому мамино письмо передали.

Написали, что мамину сестру, молодую девушку, которая в начале войны пришла из Белостока, расстрелял полицейский, когда она пошла копать картошку на нашем огороде. Мы не знаем, где она похоронена. Этот полицейский забрал из нашего дома все вещи. Мы вернулись в декабре 1944 г. Все дома в окрестностях были сожжены. Наш – уцелел, потому что в нём поселился во время войны машинист Ясевич, тоже родом из дер. Деревцы, дом которого сгорел.

С собой из эвакуации мы привезли только маленькую бочечку со скарбом: одеяльце, подушку, три литра постного масла (из собранных на полях семечек подсолнуха), и макуху (отжимки). Мы были в лаптях, которые сплёл для нас один старик в деревне, а у меня ещё были чесанки на ногах. Подушечка, для которой я собирала на озере гусиные перья в «Красном пахаре» до сих пор сохранилась.

В 1944 г. в нашем доме была сапожная мастерская Маргеловича, швейная мастерская. Жили русские люди, евреев уже не было. Мы стояли, мерзли. Сторож нас не пускала в дом, но потом пожалела, пустила в кухоньку, где сделали контору. Мы спали в этой маленькой комнате на топчане, который на ночь устанавливали на табуретки, а дедушка спал на печке. Целый год мы судились с властями, нам не отдавали наш дом. Маргелович и сосед Цыркин были свидетелями на суде, что это наш дом, приехали и другие свидетели из деревни.

Недалеко жил сапожник Гилька Грингот. Его сына Яшу в 1937 г. арестовали и сослали в Магадан. Сына считали погибшим. Жена Яши медсестра Ида, где-то в сороковом году вновь вышла за польского беженца, у неё был сын, потом родилось ещё двое детей. Мальчик, внук сапожника, был моим ровесником, мы вместе учились в школе. После войны он пришёл прощаться. Его семья уезжала в Польшу. В 1959 году Яша из Магадана написал письмо в горсовет с просьбой сообщить, что стало с его семьей. Письмо передали мне. Я написала Яше в Магадан. Сын Яши к тому времени окончил Варшавский университет, работал на варшавском телевидении. Ида работала в Варшаве на каком-то заводе в отделе кадров. Яша после реабилитации поселился в Киеве. В 1959 г. Яша встретился у нас со своим сыном.

Во время войны погибли наши соседи Аксельроды, Шапиро с женой и приёмным ребенком, Гуревичи с сыновьями, Фильши, Плутесы. Всех расстреляли в яме около военного городка, называют у нас «площадка № 7». Перезахоронили останки евреев и военнопленных где-то в 60-х годах.

Останки всех погибших евреев из Лапич перезахоронили где-то в 70-х годах. Тогда была ещё жива жена Голанта. Останки сложили в 10 гробов. Прочитали молитву «Кадиш». Перезахоронение было сделано по инициативе Сары Утевской. Евреи поставили памятник на собственные деньги на кладбище.

Воспоминания записала
Неонила Цыганок

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru