Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«СУДЬБА ЛЬВА МАНЕВИЧА»

Владимир Цыпин
«КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ЕВРЕЕВ МСТИСЛАВЛЯ»

«ХОЛОКОСТ В МСТИСЛАВЛЕ»

Владимир Цыпин
«ДВЕ СУДЬБЫ»

Владимир Цыпин
«ФИЛЬМ О МСТИСЛАВЛЕ»

Аркадий Шульман
«СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ»

А. Литин, И. Шендерович
«СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ОЧЕВИДЦЫ»

Шмуел Минькин
«ВОЙНА»

Шмуел Минькин
«СЕМЬЯ МИНЬКИНЫХ»

Шмуел Минькин
«СЕМЬЯ ГОРЛОВСКИХ»

Е. Муравьев
«ВСПОМИНАЯ ВОЙНУ. ГЛАЗАМИ СВИДЕТЕЛЯ»

Иосиф Цынман
«СЕКРЕТЫ ДЕДОВЫХ ХОЗЯЙСТВ»

Александр Розенберг
«МСТИСЛАВЛЬ»

Александр Розенберг
«МСТИСЛАВСКОЕ БУЙСТВО»

Владимир Цыпин
«СКОРБНАЯ ДАТА»

Владимир Цыпин
«МСТИСЛАВСКОЕ ЗАРЕЧЬЕ»

Владимир Цыпин
«ФОТОГРАФИИ СОХРАНЯЮТ ПАМЯТЬ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Анатолий Брискер
«ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ»

Рав Мордехай Райхинштейн
«МУДРОСТЬ ЧЕЛОВЕКА
ОСВЕЩАЕТ ЕГО ЛИЦО…»

Владимир Цыпин
«ПАМЯТЬ О ЕВРЕЯХ
МСТИСЛАВЛЯ»

Владимир Цыпин
«ЕВРЕИ В МСТИСЛАВЛЕ»

Мстиславль
в «Российской еврейской энциклопедии»


МСТИСЛАВСКОЕ БУЙСТВО

Это событие произошло 29 декабря 1843 года в городе Мстиславле Могилевской губернии. Солдаты местного гарнизона обнаружили во время обыска в еврейской лавке два ящика контрабандного товара. Они хотели отвезти ящики в полицию, но еврей-извозчик воспротивился. Солдаты избили его и тяжело ранили прикладом в голову. С базарной площади набежала толпа, стала теснить солдат, и тогда руководивший солдатами подпоручик Бибиков приказал им бить евреев. Полилась кровь, толпа разбежалась. Ящики, в конце концов, отвезли в полицию, а затем обнаружили, что несколько солдатских ружей поломаны.

Вся эта история, вероятнее всего, осталась бы незамеченной, но тут вмешался некий Арье Брискин, тоже еврей. Он был известен в городе как человек злобный, на которого жаловались все – и евреи, и христиане. Когда накопилось много жалоб на его злоупотребления (Брискин был торговым посредником), губернатор предложил еврейскому кагалу сдать его в солдаты. Брискина посадили в тюрьму, но он там крестился и тут же вышел на свободу под новым именем Александра Васильева.

Узнав о событиях на базарной площади, Васильев тут же сообразил, что можно свести счеты со своими бывшими единоверцами. Он предложил подпоручику Бибикову отправить донесение о бунте евреев Мстиславля, но впрочем, за двести рублей соглашался уладить дело миром. Однако торг с евреями города не получился и донесение о “бунте” ушло в Могилев. Дело закрутилось, и могилевский губернатор немедленно сообщил в Петербург, что триста евреев пытались отбить ящики с контрабандой. “Евреи, – докладывал он, – напав с азартом на конвойных нижних чинов, причинили им жестокие побои… Изломано у конвойных десять ружей, четырем чиновникам нанесены по лицам боевые знаки, пятому перебита рука”. Царь Николай I категорически повелел: “Главных виновников предать военному суду, а за буйственный поступок евреев того города, взять с них с (каждых) десяти человек одного рекрута”.

Это известие ошеломило евреев города. Они и так с трудом выполняли ежегодную норму рекрутов, отправляя в армию калек и детей, а теперь им нужно было выделить дополнительно еще сто девяносто три человека. Вся община со свитками Торы, рыдая, три дня постилась и молилась о заступничестве Вс-вышнего.

В Мстиславле начала работать следственная комиссия и открылся пункт по приему рекрутов. Чиновник из Петербурга сообщал, что специально назначенные люди “без всякого сострадания днем, а более в ночное время, ездили на подводах и забирали всех возрастов евреев, начиная с семи лет… даже из синагог во время молитвы: взрослых по списку, а малолетних по жребию. Кричащих от ужаса детей вырывали из рук родителей и увозили на призывной пункт, а матери и отцы бежали вслед за ними и рыдали, как над покойниками”.

Почти год Мстиславль был на осадном положении. Торговля в городе прекратилась. Иногородние боялись сюда приезжать. Убегавших ловили и возвращали назад в кандалах. Многие семьи голодали, потому что мужчины не могли выезжать на заработки. А следственная комиссия записывала показания главных свидетелей – выкреста Васильева, некоего еврея Меньки, ожидавшего суда за свои проступки, и известного в городе портного, человека, психически неуравновешенного. Эти “очевидцы” добавляли подробности и договорились до того, что евреи будто бы били солдат пудовыми гирями. Давали показания и местный священник, почтмейстер и другие, чтобы обыкновенную уличную драку обратить в еврейский “бунт” и выгородить местное начальство.

Первыми арестовали тех членов кагала, которые когда-то подписали протокол о сдаче в рекруты Брискина-Васильева. Всего в тюрьме побывало сто шестьдесят человек, но они, ни в чем не признавались, и тогда в город приехал могилевский губернатор. Он лично допрашивал свидетелей и обвиняемых, но не получив нужных показаний, приказал всем арестованным евреям обрить правую сторону головы, правый ус и левую сторону бороды.

Губернатор сообщил в Петербург, что “из собранных сведений удостоверился на месте в еврейском бунте”. И тогда на защиту мстиславских евреев выступил купец Ицхак Зеликин из Монастырщины, человек редкой доброты. Он плохо говорил по-русски, однако у него были деловые связи с влиятельными людьми, и он часто помогал своим единоверцам деньгами и советами. “Реб Ицхак Монастырщинер, – говорит о нем народное предание, – был самым обыкновенным евреем. Он даже не был особо ученым. Он вел очень большие дела, и имя реб Ицеле гремело по всей округе. И приобрел реб Ицеле такой почет и уважение не богатством своим и даже не щедростью, а только готовностью идти на самопожертвование за своих братьев-евреев. Где бы ни случилось несчастье, напасть – бежали, прежде всего, к реб Ицеле, и он никогда никому не отказывал в помощи и защите”.

Перед тем, как отправиться в Петербург, реб Ицеле посоветовал мстиславским евреям назначить пост, молиться в синагогах, и сам со слезами умолял Вс-вышнего, чтобы Он “умудрил его для спасения несчастных”. В столице реб Ицеле сумел передать прошение начальнику Третьего отделения графу Бенкендорфу и тот – после проверки – доложил царю, что евреев до окончания следствия не выпускали из Мстиславля, “по недостатку хлеба многие из них начали пухнуть… и находятся в самом бедственном положении”, а местные власти задерживают не подлежащих набору и потом за деньги освобождают их”. Николай I повелел: “С виновными поступить по всей строгости закона”, и в Мстиславле была создана еще одна следственная комиссия с участием чиновников из Петербурга.

Эта комиссия определила, наконец-то, что евреи не собирались отбивать контрабандный товар, а драку начали солдаты. Да и подпоручик Бибиков признал, что собственноручно сломал два ружья и ложно показал в донесении, что одному из солдат сломали руку. Доносчиков-лжесвидетелей и некоторых чиновников города велено было отдать под суд. Но самое главное: Николай I повелел прекратить дополнительный набор в рекруты и возвратить по домам тех, кто был отдан в солдаты сверх нормы.

2 ноября 1844 года чиновник по особым поручениям прибыл в город и объявил о царском повелении. Затем он докладывал в Петербург: “Восторга евреев описать невозможно. Все еврейское общество отправилось в синагогу молиться Вс-вышнему…”

Масса легенд появилось в народе о “мстиславском бунте” и о победе справедливости. И в каждой из них упоминается заступник евреев, реб Ицеле Монастырщинер, “да будет благословенна память праведника».

Александр Розенберг

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru