Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Петр Чубаков
«МОЯ МАЛАЯ РОДИНА»

Воспоминания Абрама Генькина

Воспоминания Бориса Левертова

Алексей Володенко
«ВОСПОМИНАНИЯ О МОЕЙ ЖИЗНИ»

Доба-Мэра Медведева (Гуревич)
«ДНЕВНИК ПРОЖИТЫХ ДНЕЙ»

Виталий Крейндель
«ФАМИЛИЯ ЭПШТЕЙН»


Крейндель Виталий Ефимович

ФАМИЛИЯ ЭПШТЕЙН

Эпштейн – фамилия еврейского происхождения. Образована от названия немецкого города Eppstein в федеральной земле Гессен.

Фамилия Эпштейн часто встречается у евреев Центральной и Восточной Европы. Наиболее ранний из носителей фамилии или прозвища Эпштейн – рабби Натан ха-Леви – в 1430–60-х гг. был раввином и председателем раввинского суда во Франкфурте-на-Майне и одним из авторитетных галахистов своего времени.

Согласно семейным преданиям, многие носители этой фамилии являются потомками двух Бенвенисти – Иехиэля и Барро, поселившихся после изгнания евреев из Испании (1492) в городе Эпштейн в земле Гессен. Ранее раввинская семья Бенвенисти проживала в Барселоне и Жероне.

Городской поселок Хотимск

Городской поселок Хотимск расположен на р. Беседь при впадении в нее рек Ольшовка и Жедунь в 207 км от Могилева, 37 км от железнодорожной станции Коммунары на линии Кричев–Унеча. Автомобильными дорогами соединен с Костюковичами и Суражем. Численность жителей составляет около 8 тыс. человек.

В летописях эти места упоминаются с XVI века. Документально подтверждено, что в 1430 году в Великом княжестве Литовском существовало местечко Хотимль.

Однако в исследованиях белорусского археолога и историка А. Метельского говорится, что современный Хотимск был основан между 1695 и 1700 годами.

В 1714 г. здесь было 66 домов, корчма, мельница, церковь. Тогда же напротив, на левом берегу Беседи построили местечко Радзивилов, где насчитывалось 148 дворов и 3 улицы, в 1747 г. – 116 домов, 8 улиц, церковь Рождества Богородицы, синагога, корчма, тюрьма. После 1-го раздела Речи Посполитой в 1772 г. Радзивилов переименовали в Хотимск, он принадлежал г. Потемкину, входил в Кричевское графство. В 1880 г. здесь проживали 1849 человек, стояли 274 дома, 2 церкви, 2 молитвенных дома, народное училище.

Во время Кричевского антифеодального восстания крестьянский отряд Кастуся Ващилы в мае-июне 1740 году превратил в руины поташные предприятия, но в стычке с отрядом староства под Хотимском был разгромлен. Вскоре возник новый вооруженный отряд во главе с Василием Ващилой, который стал последователем восстания.

С 1772 года Хотимск, поглотивший Радзивилловское имение, вошел в состав Российской империи.

Эти земли принадлежали Григорию Потемкину, Голинским, Оболенским.


Из записок Фон Дитмарa бывшего земским начальником сначала в Вятской губернии, а затем в Гомельском уезде Могилевской губернии, где прослужил до 1910 года.

“Место жительства мое было местечко Хотимск на границе со Смоленской губернией. Местный помещик князь Оболенский предоставил барский дом своего поместья, в котором не жил сам. Дом был большой, двухэтажный, окруженный парком. Местечко Хотимск населено сплошь евреями, их там тысяч семь. Крестьян значительно меньше. Хотимск – торговый центр; сюда на базар приезжают издалека. Вся торговля в руках евреев. В 10–15 верстах от Хотимска большое имение князя Мещерского, дальше – предводителя дворянства Климовичевского уезда Н.К. фон Гюббенет, несколько больших имений принадлежало помещикам-полякам. Первый год моей службы прошел спокойно. Евреи вершили свои дела между собой, очень редко обращались к суду земского начальника. Помещики ладили с крестьянами, изредка обвиняя их в мелочных порубках. Волостные сходы проходили гладко, и ничто не предвещало разразившихся событий первой русской революции. Все произошло неожиданно. Московские беспорядки, забастовки, прекращение действий телеграфа докатились и до Хотимска.

Первым-наперво начали хотимские крестьяне – разобрали плотину мельницы князя Оболенского и выпустили воду, якобы заливавшую их луга. Ночью мне об этом доложил волостной старшина. Я встал, оделся и вместе со старшиной отправился на мельницу. Большинство крестьян, находившихся на мосту, были пьяны. Немало усилий стоило мне убедить толпу разойтись по домам.

Событие значительно большей важности произошло через два-три дня. Я возвращался из Климовичей, нашего уездного города, была зима, дорогу занесло снегом. К Хотимску подъехал в восемь часов утра. Подъезжая (на подъезде) к Хотимску, встречные крестьяне советовали мне туда не ездить. Окольными путями я добрался до местечка, до дома, где находилась моя семья. Хотимск горел, шла стрельба. Громили еврейские лавки, и над Хотимском стон стоял – вопили евреи. На тех же лошадях, на которых я приехал из Климовичей, в эту ночь я вывез свою семью в местечко Зобелышин, имение климовического предводителя дворянства Н.К. фон Гюббенет. Ночью туда же приехал из Климовичей становой пристав Бжезовский с десятью стражниками. С ними вместе я вернулся в Хотимск. Остановились мы на краю местечка. В это время громилы отправились на винокуренный завод князя Оболенского, влезли в цистерну со спиртом и начали пить спирт. Среди перепившихся нашелся кто-то, который в цистерне закурил папиросу и бросил в спирт горевшую спичку. Спирт вспыхнул, раздался страшный взрыв. В цистерне погибло около 20 человек. В эту ночь был сильный мороз. На улицах местечка валялись пьяные. Несколько человек перепившихся спали мертвым сном – замерзли. Молодой парень с улыбкой на лице и леденцом во рту, казалось, спал… Было внушено привести губернию в порядок. В соседнем со мной земском участке в это время была образована своя дума под председательством некоего Максимова, рабочего, побывавшего в Северной Америке. На думе, обыкновенной избе, развевался красный флаг, и дума вершила делами, указывая крестьянам поместья помещиков, с которыми надлежало свести счеты. В моем участке особенно пострадало имение князя Мещерского и несколько других польских поместий. Неожиданно в Хотимск из Риги прибыл эскадрон Архангело-городского драгунского полка. Прибытие эскадрона не произвело никакого впечатления на крестьян: думали, что драгуны заодно с ними, по примеру пехотной запасной роты. На следующее утро командир эскадрона, помощник климовического исправника с эскадроном и я выступили в имение князя Мещерского, верст 15 от Хотимска. Был собран сход деревни, разорившей имение, и крестьянам предложили выдать виновных в разгроме. «Все виновны!» – заорал сход. Командир эскадрона приказал дать сходу трепку. Драгуны наломали ветвей и ими настегали непокорных. После такой острастки сходу было приказано к утру выдать зачинщиков”.

С 26 апреля 1919 года Хотимск – центр волости Климовичского повета Гомельской губернии РСФСР. С марта 1924 года – городок и окружавшие его земли перешел в состав БССР и стал районным центром Могилевской области.

В годы Великой Отечественной войны был оккупирован немецкими захватчиками, которые уничтожили 700 мирных граждан. 26 сентября 1943 г. Хотимск в числе первых районных центров Белоруссии был освобожден от захватчиков войсками Брянского фронта.

На территории Восточной Белоруссии гетто начали создаваться с конца июня 1941 г. и почти все были ликвидированы в период с осени 1941 по весну 1942 гг. Исключение составили несколько небольших гетто в Копыле, Тимковичах (оба в Минской области), Хотимске (Могилевская область) и Обольцах (Витебская область), ликвидированных летом 1942 г., и только в Минске и Слуцке гетто были ликвидированы в 1943 г.

Немцы вошли в Хотимск 15 июля 1941 г. Через день откуда-то появившиеся полицаи согнали посельчан на футбольный стадион, где выступил немецкий комендант. Он говорил резко и властно, как будто выстреливая слова. Все сводилось к угрозам наказаний местных жителей в случае сопротивления немецким властям. За убитого немца комендант грозился расстреливать десять местных жителей по выбору.

Евреев, оставшихся в Хотимске, согнали в образовавшийся концлагерь. Евреев было около 1000 человек. Немецкий комендант, как опытный проходимец, не стал сразу уничтожать евреев. Он решил их предварительно ограбить. Евреям по строгому списку разрешали покинуть на неделю лагерь с обязательным возращением в указанное время. Для этого выдавали специальные письменные разрешения. Покидать лагерь разрешалось одному из членов семьи. В случае побега все остальные родственники подлежали расстрелу. Одиноких евреев не отпускали. Когда все еврейские тайники были обнаружены специально созданной группой полицаев, евреев было решено уничтожать. Некоторые, более богатые евреи пытались выкупиться, но это им не помогло.

В назначенное время все евреи были этапированы в направлении противотанкового рва (зачем его рыли горожане – так никто этого и не понял: он не пригодился для обороны поселка). Пригнанные евреи были поставлены на обрыве рва и без всяких речей расстреляны. Расстрел производили полицаи. Немцев было всего несколько человек. К этому времени была оборудована немцами русская комендатура. Руководили расстрелом главари этой комендатуры. Всего погибло около 800 евреев. Расстрелянных, многие, из которых, еще были живы, присыпали кое-как землей. Приближаться к месту казни никому не разрешалось. Всю ночь с этого проклятого места были слышны стоны умирающих от ран людей. К утру все стихло…

Только одной женщине удалось бежать с места обстрела. Когда раздались первые очереди из пулеметов, одна из евреек, обезумев от страха, рванулась в сторону небольшой сосновой рощи около льнозавода и, падая, рывками побежала к густым зарослям ивняка на берегу реки Беседь.

Берег был крутой, обрывистый, там женщина вплавь перебралась через реку и схоронилась в еще более густых зарослях кустарника и осоки.

Полицаи не ожидали этого и на какое-то время оторопели, что и спасло эту несчастную женщину. Их пули не достигли своей цели…

Семья Эпштейн

Эпштейн Иегуда – живописец, родился в Могилевской губ. в 1870 г., 17-летним юношей поступил в рисовальное училище в Вильне, дальнейшее художественное образование получил в Венской академии художеств. Первой выдающейся работой Эпштейна была картина «Евреи за игрой в шахматы». За картину «Саул и Давид» художнику присуждена была на берлинском конкурсе премия Беера, которой он вторично удостоился через четыре года. Результаты полуторагодовой работы в Риме Эпштейн представил на сборной выставке своих произведений в Kеnstlerhaus в Вене в 1901 г. У художника гармонично сочеталось чувство краски и формы, он в равной мере колорист и рисовальщик. Это достоинство особенно ценно в портретной живописи, где он обнаруживает доподлинное мастерство. Хороши у Эпштейна непритязательные по композиции и в то же время столь экспрессивные ландшафты. Менее удаются ему картины исторического жанра, на библейские темы. В своем «Иове» и в «Маккавеях» художник не сумел вполне отрешится от академической условности в композиции и дать волю пробивающемуся кое-где свежему и яркому чувству. Художник проникновенно изображает еврейское кладбище и родные, близкие ему типы литовских евреев. – Ср.: Franz Servaes, Jehudo Epstein, Jüd. Verlag, Берлин.

Ицке (Исак) Эпштейн

Год рождения неизвестен. Жил в г. Хотимск. Торговал нитками, был стекольщиком. Жена Сара, судя по фотографии, была из состоятельной семьи, из Брянской области. Имели детей: Эстер (Эсфирь), Ева, Шевель (Соломон) и Наум (умер молодым от туберкулеза). Сохранилось письмо, где упоминается сестра Берта Эпштейн, но, может быть, это двоюродная сестра.

Ицке Эпштейн погиб с женой и дочерью Евой в Орловской области от нацистов в 1941 г.

«Справка. Дана таковая гр-ну м. Хотимска Эпштейну Ицке о том, что он действительно до 1926 года не лишался избирательных прав, что хотимский местный совет подтверждает. 1930 г.», подписи, штамп – «Б.С.С.Р., Хотимский местечковый совет, Хотимского района, Могилевского округа, 1929 г., № 2723, м. Хотимск». На белорусском языке.

Эсфирь Исаковна Эпштейн

Эсфирь Эпштейн.
Эсфирь Исааковна Эпштейн
с правнучкой, 1998.

Родилась в 1912 г. в м. Хотимск. 1929 г. – окончила школу. 1930 – 1933 гг. – работница склада, сверловщица на заводе «Красный профинтерн» (г. Орджоникидзеград). 1938 г. – вышла замуж за Ефима Иосифовича Крейнделя (Свидетельство о браке – Кировского районного бюро ЗАГС г. Красноярска от 04.12.1941 г.). Имела двух сыновей: Юлия и Виталия.

Закончила Бежицкий машиностроительный институт.

В июле 1941 г. с заводом «Красный профинтерн» была эвакуирована в Красноярск. Сейчас завод называется «Сибтяжмаш».

С 1949 по 1975 год преподавала в Красноярском машиностроительном техникуме («Технология металлов»).

Всю жизнь посвятила детям, внукам, семье.

Ее любили коллеги, соседи, студенты. Она поддерживала связи со всеми, оставшимися после войны родственниками и родственниками мужа. Один из друзей ее сына Виталия сказал после ее смерти: «Она умела вести себя так, что друзья ее сыновей становились ее друзьями».

После гибели старшего сына она отказалась выходить из дома, единственный раз за семь лет она нарушила этот обет, посетив могилу Юлия в Томске через год после его смерти.

Умерла в 1998 г. в Красноярске, похоронена на еврейском кладбище рядом с мужем.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru