Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Владимир Лившиц
«В ЭТО ГЕТТО ЛЮДИ НЕ ПРИДУТ»

Владимир Лившиц
«ГОРКИ В XVIII СТОЛЕТИИ»

Из книги Владимира Лившица
«ГОРЕЦКАЯ ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ»

Воспоминания Фрейдина М.З.

Макс Фрейдин
«НАШИ ПРЕДКИ БЫЛИ ИЗ МЕСТЕЧКА РОМАНОВО».

Ефим Хазан
«ОТЦОВСКОЕ ГНЕЗДО».

Владимир Лившиц
«ДОЛГИЙ ПУТЬ К ПРИЗНАНИЮ».

Воспоминания Р. Алеевой.

А. Литин, И. Шендерович
«ХОМЕНИЧИ».

Владимир Лившиц
«У НЕГО БЫЛО ОЧЕНЬ ДОБРОЕ СЕРДЦЕ…»

Александр Амбрамзон
«РОДОМ ИЗ ГОРОК»

Генрих Иоффе
«СОДРОГАЮСЬ, РАССКАЗЫВАЮ…»

Елена Романовская
«ИЗ МАМИНЫХ РАССКАЗОВ»

Герман Иванов
«СПАСЛА ФАМИЛИЯ ИВАНОВ»

Елена Тейнина
«БОЕЦ ОТРЯДА ЕВРЕЙСКОЙ САМООБОРОНЫ»

Фаина Цырлина
«Я ХОРОШО ПОМНЮ БЫВШИХ ЕВРЕЕВ-ЖИТЕЛЕЙ ГОРОК»

Владимир Лившиц
«ОТ ГРУЗЧИКА – ДО ПРОФЕССОРА»

Алик Ризов, Наталья Панкратова
«ТАК РИСКОВАТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ РАДИ СЕМЬИ МОЖЕТ ТОЛЬКО НАСТОЯЩИЙ МУЖ И ОТЕЦ»

Александр Цофнас
«СЕМЬЯ ЦОФНАС ИЗ БЕЛОРУССКИХ ГОРОК».

Стюарт Шоу
«СЕМЬЯ ШРУГ ИЗ ГОРОДА ГОРКИ».

Наум Данкман
«С ГОРКАМИ У МЕНЯ МНОГО СВЯЗАНО».

Таццяна Караеўская, Людміла Дзеружкова
«ЛЕТАПІСЕЦ ГОРАЦКАГА КРАЮ».

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ.

Владимир Лившиц
«На нас светит звезда по имени Разгон»

Владимир Лившиц
«МЫ ПОМНИМ ТЕБЯ, АННА!»

Горки в «Российской еврейской энциклопедии»


Генрих Иоффе
(Монреаль, Канада)

СОДРОГАЮСЬ, РАССКАЗЫВАЮ…

Мои горецкие корни идут по отцовской линии. И начинаются они с родителей моего отца – Зиновия Натановича Иоффе. Я их никогда не видел, только паспорт деда, на котором он был сфотографирован. Паспорт этот находился у нас в семье до Великой Отечественной войны, а потом пропал. Но фотография мне запомнилась. Судя по ней, дед мой был среднего роста, крепкого телосложения, носил небольшую бороду. Одевался, как мне кажется, по местечковому, да и по-мужицки: картуз, поддевка, сапоги.

Думаю, никаким ремеслом дед не владел. Я спрашивал отца, чем он занимался. Отец говорил, что он был огородникам, выращивал огурцы.

Ясно, с такого «бизнеса» не разбогатеешь, а в семье подрастали пятеро детей: четверо сыновей и одна дочь.

Старшим был мой отец (1891 г.р.), ему первому и пришлось покинуть Горки. У родителей был знакомый-часовщик в г. Херсоне, и они отправили моего отца туда. Через некоторое время отец переехал в Одессу. Мне всегда казалось, что его детство было трудным и проходило так же горько, как детство чеховского Ваньки Жукова.

В 1914 или 1915 году отца вызвали в Горки для призыва в армию на Первую мировую войну. В боевых делах он участвовал на Северо-Западном фронте (Прибалтика), и здесь воинская часть, в которой он служил, попала в плен. Сначала русские пленные работали в сельском хозяйстве у немцев. У меня сохранилась старинная фотография. На ней двое русских солдат в поле. На обороте надпись: «Товарищу Зиновию Иоффе на память. Гусельщиков, Тамбовской губ. Бранденбург,1916 г.» (Вторая фамилия уже неразборчива - Г.И.)

Позднее немцы стали отбирать людей с производственными профессиями. Так отец попал в мастерскую по ремонту часов и других точных приборов. Он прожил в Германии восемь лет и вернулся на родину в 1923 году. В следующем году он женился и перебрался в Москву навсегда.

Если вы спросите, какими лучшими чертами характера обладал мой отец, вам неизменно ответят: доброта, достоинство и честность, прежде всего.

Вторым по старшинству сыном моего Горецкого деда был Моисей Натанович. Не знаю, когда он уехал из Горок. Перед войной с женой и двумя дочерьми лет 12-15 он жил (если не ошибаюсь) в местечке Дрибин.

Помню, что пацаном я написал ему письмо о том, что хочу стать летчиком (тогда это было мечтой многих мальчишек). Он ответил мне, что тоже хотел стать летчиком и шутливо заметил, что частично мечта его осуществилась: он – маляр и ему приходится работать на крышах, а также на верхних этажах.

Я не знаю, почему Моисея не призвали в Красную Армию в первые же дни войны. Если бы призвали, это, возможно, стало бы его спасением. Но Холокост накрыл всю семью. И она исчезла целиком, никто не мог сказать, где и как они погибали. «Ни приметы, ни следа», как писал А. Твардовский.

А вот третьего сына моего деда ждала иная судьба. Его звали Абель Наумович. Он унаследовал отцовский дом в Горках и жил в нем со своей семьей до начала войны. В июне 1941 г. он повез сына Израиля (1922 или 1923 г.р.) в Ленинград для поступления в институт. У парня были замечательные математические способности. Израиль успешно сдал экзамены, после чего вместе с отцом вернулся в Горки до начала занятий.

В первые дни войны их обоих призвали в армию. Абеля, впрочем, скоро комиссовали по болезни, он эвакуировался в г. Глазов (Удмуртия), а в конце войны поехал в Ленинград к сыну.

Израиля направили в зенитное училище. Всю войну он прослужил в частях МПВО, близ водохранилища Икша, закончил войну капитаном. После демобилизации вернулся в Ленинград, защитил кандидатскую диссертацию и успешно трудился научным работником.

Младшего брата моего отца – Наума я помню хорошо. Он был кадровым военным, по-моему, в звании майора, много ездил и не раз бывал у нас дома. Сохранилась его фотография, на которой он снят с братом Моисеем в начале 30-х гг. Тогда он служил еще в учебной команде в г. Клинце.

На нем шинель, буденовка. Он участвовал в походе в Западную Украину и Западную Белоруссию, воевал в зимнюю финскую кампанию, а в канун Отечественной войны его часть стояла недалеко от границы. Вскоре после начала войны пришло от него одно письмо. И все. Никто не знает, что с этой частью случилось. Скорее всего, она попала в окружение и погибла в бою. Есть стихотворение, которое прямо можно отнести к моему дядьке, уроженцу города Горки Науму Натановичу Иоффе:

Родина! Помни солдат 41-го года,
Пусть не забудутся их имена.
Об эти заставы,
Об эти безвестные взводы
Впервые споткнулась война...

К своему счастью, Наум Иоффе не узнал какой кошмарный удар, нанесла война его семье. Его жена Лиза (фармацевт по специальности) с сыном Борисом (12 лет) эвакуировалась в г. Шую. И в ту ночь, когда она дежурила в аптеке, случился пожар. Сгорело все. Заживо сгорела и Лиза. Бориса взяла в свою семью сестра Лизы.

Казалось бы, достаточно смертей. Но нет. Ужасная участь выпала и на долю единственной дочери моего деда Натана – Доры Натановны. Она с мужем и двумя дочками (Маней и Фридой) жила, по-моему, в Дубровне. Перед самой войной приехала в Москву консультироваться с врачами. Взяла с собой младшую Маню (12-13 лет), чтобы показать ей столицу. Через некоторое время мать решила, что Мане пора возвращаться домой, помогать отцу по хозяйству. Маня не хотела ехать, даже плакала. Однако Дора Натановна настояла, и Маня вернулась домой. Она уехала в смерть. В Дубровно от рук немцев погибли все: отец, Фрида и Маня, единственная, имевшая шанс остаться в живых.

До конца своих дней Дора Натановна казнила себя, считая виноватой в гибели Мани.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru