Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«ГОРОДОК НА БЕРЕГУ ДНЕПРА»

Александр Литин, Ида Шендерович
«БЫХОВ, ИСТОРИЯ ГОРОДА»

Александр Литин
«“СЕМЕЙНАЯ ВРАЖДА” В БЫХОВЕ»

А. Локотко
«БЫХОВСКАЯ СИНАГОГА»

Юрий Бествицкий
«У ВОЙНЫ ЖЕСТОКОЕ ЛИЦО»

Екатерина Соломяникова
«ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСТВА Г. БЫХОВА»

Галина Коган
«ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Калман Кугель
«ЗАПИСКИ ВРАЧА»

Александр Фрадкин
«ВОЙНА ОКАЗАЛАСЬ ПРАВДОЙ»

Мордехай Райхинштейн
«РАББИ ДАВИД ЛУРИЯ (РАДАЛЬ) ИЗ СТАРОГО БЫХОВА»

Быхов в «Российской еврейской энциклопедии»


Юрий Бествицкий

У ВОЙНЫ ЖЕСТОКОЕ ЛИЦО

Его до сих пор не забыла Галина Шульга, староста деревни Искань Обидовичского сельсовета Быховского района. Галина – человек уникальный: решает проблемы земляков, дала путевку в жизнь не одному поколению учеников и хранит в памяти многие подробности оккупации фашистами родного Быхова.

– Мне было пять лет, когда фашистские самолеты прилетели бомбить Быхов. Я помню первый день войны в городке, как будто это было вчера. Дом, в котором мы с мамкой жили, стоял там, где ныне территория хлебозавода, рядом были два двухэтажных дома. Их разбомбили в пух и прах. Мой детский садик, где я тогда воспитывалась, располагался на том месте, где сейчас здание райисполкома. А чуть дальше – ацетонобутаноловый завод, его главный корпус до сих пор сохранился, там теперь Быховский овощесушильный завод. Таких предприятий в Советском Союзе было несколько. Я откуда знаю такие подробности – моя мама работала там химиком.

Этот завод пытался эвакуировать главный инженер Георгий Моисеевич Шапиро, но его фашисты убили в Быхове среди белого дня. Он был сыном профессора Шапиро.

На «пяти углах» – место в Быхове известное – стояли деревянные дома, и вот здесь немцы его остановили в первые дни оккупации. Я даже помню, во что он был всегда одет: темно-синие галифе, начищенные до блеска сапоги, коричневый пуловер и белая рубашка. И, естественно, очки и кучерявые волосы, что и стало поводом для расправы. В том доме, куда его привели фашисты, жила Варвара Ильина, которую в народе всегда считали немного «с приветом». Она лежала на печи, ее не тронули. Потом перепуганная женщина прибежала к моей маме и прямо с порога запричитала: «Машечка, немцы убили Шапиро – лежит в моей хате». Его спросили: коммунист ли он, на что Шапиро ответил: «Инженер», а вот когда спросили: еврей ли он, утвердительно кивнул головой. Тогда немцы сказали, что, мол, свободен, но, как только стал выходить из дома, ему просто выстрелили в затылок. Ночью моя мама и еще несколько женщин завернули главного инженера в ватное одеяло и похоронили на городском русском кладбище. Я даже знаю месторасположение могилки с обветшавшим памятником.

Мама еще рассказывала, что немецким ставленником – бургомистром Быхова – был некто Валовик. Жену убитого Шапиро звали Валентина Михайловна Драгун, она тоже работала с мамой на ацетонобутаноловом заводе. Бургомистр пришел к ней ночью и сообщил, что в 4 часа утра подойдет подвода, и она должна бежать с сыном Володькой, куда именно, его не интересует. Она послушалась и уехала, а в 9 часов утра за ними пришли немцы. Только благодаря этому человеку они и выжили.

Где-то в конце 50-х – начале 60-х годов я собиралась поступать в Минский институт иностранных языков и останавливалась у них на ночлег. Жили тогда родные убитого Шапиро на бывшем Ленинском проспекте. Моя мама еще долго ухаживала в Быхове за могилкой Георгия. Валентины Михайловны, может, уже и нет в живых, а о судьбе ее сына Володи мне ничего не известно. Если кто-нибудь из родственников прочитает об этом, пусть бы откликнулся. Знаю только, что сестра Валентины Драгун – Нина, была костюмером в Белорусском театре оперы и балета, я тоже ее хорошо знала. Она мне еще подарила шелковое платье с разрезами и вставками из легких тканей.

Какие еще эпизоды запомнились из военной поры? С мамой работал на заводе некто Федор Устинов, жена его была еврейка, и против нее категорически была настроена его мать – очень властный и самолюбивый человек. Помню, что пережила она войну и долго торговала в Быхове семечками. Когда Федора забрали на фронт, свекровь выдала невестку немцам. И ее расстреляли во рву, на окраине леса, перед поворотом на деревню Воронино, вместе с другими евреями. Более 700 человек там лежат. В Быхове ведь до войны две трети было еврейского населения. Когда их вели на расстрел, она успела сына Борьку вытолкнуть из толпы, и он остался жив.

Газета «Берега»,
август, 2010 г.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Могилевской области

МогилевАнтоновкаБацевичиБелыничиБелынковичиБобруйскБыховВерещаки ГлускГоловчинГорки ГорыГродзянкаДарагановоДашковка Дрибин ЖиличиЗавережьеКировскКлимовичиКличев КоноховкаКостюковичиКраснопольеКричевКруглоеКруча Ленино ЛюбоничиМартиновкаМилославичиМолятичиМстиславльНапрасновкаОсиповичи РодняРудковщина РясноСамотевичи СапежинкаСвислочьСелецСлавгородСтаросельеСухариХотимск ЧаусыЧериковЧерневкаШамовоШепелевичиШкловЭсьмоныЯсень

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru