Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

«ЛОГОЙСК: КТО ТЕПЕРЬ ПОМНИТ ЭТО МЕСТЕЧКО?»

Александр Литин
«ЧЕРНЫЕ ДНИ ЛОГОЙСКА»

Виктор Нестерович
«ЛОГОЙСКИЙ “БАБИЙ ЯР”»

«РАССТРЕЛ ЕВРЕЕВ В ЛОГОЙСКЕ В 1941 ГОДУ» (видео)

«НАДГРОБНЫЙ КАМЕНЬ»

«СПАСЕНИЕ ДЕВОЧКИ»

Логойск в «Российской еврейской энциклопедии»


ЧЕРНЫЕ ДНИ ЛОГОЙСКА

Мацейва с еврейского кладбища на памятном кургане.
Мацейва с еврейского кладбища
на памятном кургане.
Дорожка, ведущая к памятному кургану.
Дорожка, ведущая к памятному кургану.

Место расстрела евреев Логойска в декабре 1941 года находится в 1,5 км на северо-запад от города в урочище Ивановщина справа от дороги Логойск-Гайна-Колачи. С обочины трассы к кургану ведет небольшая лестница и мощеная плиткой дорожка. На кургане расположены несколько памятников. Один, смотрящий на трассу, общий для всех уничтоженных в 1941-1944 гг. Чуть дальше стоит мацейва с надписью на иврите, по-видимому с еврейского кладбища: «Здесь похоронена женщина Фрума дочь р. Моше Фишеля, скончалась 5 сивана 1925». Почему этот камень находится на этом месте, выяснить не удалось. В нескольких метрах от камня находится могила уничтоженных евреев – плита в металлической ограде с надписью «Евреи мирные жители г.п. Логойск – жертвы фашизма 1941-1944, расстрелянные 30 августа 1941». Установлена она в 1960-х гг. Еще дальше, в десятке метров, находится могила местных жителей, семьи Ходасевичей, Праведников – спасавших евреев.


Виктор Антонович Нестерович.
Виктор Антонович
Нестерович.

Рассказывает Нестерович Виктор Антонович, 1933 г.р., краевед, журналист.

Я сам родом из Березинского района, родился в деревне Клубча.

В 1939 году отца, лесного работника, перевели в деревню Жеремец. Там мы жили до войны.

…Второй год войны. Март месяц. Утром к нам постучался мальчик лет четырнадцати. Озябший. Он всю ночь просидел под мостом. У нас протекает речка. Этот мальчик убежал из Березино из-под расстрела. Там расстреляли около тысячи человек. Мать приютила его, дала поесть. Что интересно: он начал срывать какое-то немецкое распоряжение, которое висело на дверях дома. Мать испугалась и остановила его.

Мальчика накормили, обогрели и отправили с Богом. Хотя мы и жили на отшибе, но все равно страшно было.

В деревне, конечно, знали о расстреле. Наша деревня была в 15 километрах от места расстрела. А наша родня, бабушка и дедушка жили в Березино. Мы ходили туда. Очень жалели евреев. Мои старшие брат и две сестры учились с евреями до войны в Березино. Еще мой старший брат и после войны учился с евреями. Помню, его одноклассницу Финкельштейн. Она потом уехала в Израиль. Сейчас в Березино мало, очень мало евреев осталось.

Второй эпизод я знаю по рассказу знакомой Елизаветы Ярошевич (Альпериной). Она была с мамой при расстреле в Логойске. Как они уцелели?

Когда вели очередную партию евреев на расстрел в Логойске, один парикмахер взял с собой бритву. Полоснул по шее конвоира. Воспользовавшись моментом замешательства, 12 человек бежали. Все добрались до леса. Лесок был неподалеку. Спаслись. После войны Лиза жила в Логойске, работала со мной в редакции.

Сама Лиза в этой группе спасшихся не была. Как она спаслась, я не знаю. Она рассказывала о войне неохотно, с болью. Другой эпизод. Братья Леонид и Абрам Коссовские спаслись и ушли в партизаны. После войны они жили в Логойске. Стали видными людьми. Работали на ответственных постах. Их двоюродный брат Коссовский Яков Абрамович был главврачом нашей больницы. Потом двое из братьев уехали в США.

Я приехал в Логойск в 1948 году. Еще жили евреи здесь. Сейчас уже нет.

Возле памятника расстрелянным во время войны евреям, есть могила семьи Ходосевич, которых убили за то, что они спасали евреев. В семье было четверо детей. Татьяна Ходосевич – старшая дочка была в партизанах, кажется, она жива осталась. Младшей Валентине было года три. Ее убили вместе с родителями.

Семья Ходосевич спасала еврейских детей. Одна из спасателей – Тамара живет в Кобрине. Спасенная девочка живет в Риге. В музее есть уголок, посвященный этой истории.


Ольга Павловна Ерчаковская.
Ольга Павловна Ерчаковская.

Рассказывает Ерчаковская Ольга Павловна, 1922 г. р.

Я родилась в поле. Мама ехала судиться в Минск. У нее первый муж умер, осталось две дочки, и надо было получить на них землю. Тогда земля – это жизнь была. А теперь на землю смотреть не хотят.

Маме тогда по дороге плохо стало. Она в лес зашла. Еще там женщина была. Там она меня и родила на подводе.

…Когда пришли немцы в Логойск, я была преданной комсомолкой. В парке у нас был палац (дворец). Когда немцы отступали, его взорвали. Там была такая красота! Там были все вместе и комсомол, и партия, и милиция. Я этот палац и сейчас вижу. И парк у нас был такой хороший.

Дом наш находился на улице Профинтерна, 2, теперь это улица имени Чкалова. В доме, что был на месте школы, напротив церкви, жили Буши, русские. Они, когда стала Советская власть, уехали в Америку. Таким людям тут уже места не было. Кругом нашего дома жили евреи. Рядом – евреи Пивники. Сына их, моего ровесника, звали Арка. Когда я училась в десятилетке, был парень, который мне симпатизировал. По-моему, Сеня его звали. Тогда мы были очень скромные, даже за ручку взявшись не ходили. Я, бывало, иду со школы, а он уже меня на крыльце ждет, чтобы до дома провести. Как он ухаживал!

Сначала была еврейская и две белорусские школы. Потом все (школы) объединили и стали учиться на русском, белорусском.

Остатки еврейского кладбища Логойска.
Остатки еврейского
кладбища Логойска
на выезде из города
по ул. Минской.

Кладбище еврейское было на повороте от Минска на Логойск.

Как сгоняли евреев, я видела. Они ж не думали, что их убьют! Шли, не знали и не думали. Одна соседка-еврейка сказала, перед тем, как их сгоняли на площади:

– Вот бы отдала я свою девочку вам, так у вас же свое горе.

У меня тогда старшая сестра умерла. Ей делали операцию на головном мозге.

Собирали евреев немцы и полицаи на Ганицкой улице. Там выкопали яму.

Во время войны все у нас сгорело. Дом сгорел.

Я помню еврейские похороны (до войны). Хоронили в такой деревянной вроде «кровати» с палками по углам, чтобы на плечах нести. В гробах не клали. Шли люди за этой «кроватью», плакали.

Памятник на месте захоронения жителей Логойска, уничтоженых фашистами. Памятник на месте захоронения жителей Логойска, уничтоженых фашистами.
Памятник на месте захоронения
жителей Логойска,
уничтоженых фашистами.

Ой-ой-ой, как они Богу молились. Молились около речки часто. Были у них дома, где молились. Назывались синагоги. Их было две или три. Стояли рядом. Синагоги были деревянными. Сожгли их, когда немец отступал. Он тогда весь Логойск спалил. А люди все поубегали в лес. Тогда сеяли ячмень, пшеницу. Жить же надо было бы.

Евреев была где-то тысяча. Не могли разбежаться? Рядом же лес был. Можно же было разбежаться!

Недалеко от Логойска есть деревня Нивки. Там одна семья спряталась, и всю войну их знакомые сохраняли.

Коссовских тоже гнали на расстрел. Они спаслись как-то. Была Лиза Альперина. Тоже спаслась.

…Мало спаслось.

Памятник ставил Меер Магер, он до того в райисполкоме работал…


Наша поисково-исследовательская группа встретились и с Татьяна Петровна Ходосевич, жизнь которой непосредственно связана со спасением евреев во время Катастрофы.

Во время войны она жила в г. Логойске и была еще совсем ребенком, когда ее родители – Ходасевичи Петр и Янина и бабушка Антонина Ходосевич – скрывали у себя дома еврейскую семью. Татьяна Петровна рассказала нам, что накануне войны в 1941 г. в г. Логойск, что в 40 км от Минска, на летний период отдыха приехала еврейская семья: Канторович Ханна (Анна) с дочерью Тамарой и своими родителями Бенгис Абрамом и Ревеккой. На период проживания они сняли квартиру.

Война застала семью в Логойске. В конце июня 1941 фашисты заняли город, и на евреев тут же начались гонения. Родители Татьяны Петровны говорили об этом с возмущением. И когда однажды к ним пришла семья евреев с просьбой предоставить им место для жилья, поскольку старая хозяйка из-за боязни пострадать самой отказала евреям в квартире, родители Татьяны Петровны без колебаний решили помочь им. Это была семья Канторович, Бенгис (из четырех человек).

Могила семьи Ходасевич. Могила семьи Ходасевич.
Могила семьи Ходасевич, спасавших евреев в годы войны.

Положение евреев в районе становилось все хуже: фашисты, как рабов, использовали их на тяжелых работах, грабили, а затем, целые семьи стали исчезать. В конце августа 1941 г. всех евреев Логойска погнали на окраину города копать ров. Они с наивностью полагали, что их используют для строительства оборонительных сооружений, но люди, близкие к полицаям, намекали, что скоро евреям наступит конец.

Родители Татьяны Петровны решили спрятать еврейскую девочку. Вот что по этому поводу говорит сама Тамара Канторович:

«28 августа евреям всех возрастов было приказано явиться на центральную площадь. Нас повели к подножию холма и приказали копать ров, а потом отпустили по домам. Мы были уверены, что рыли окопы. Утром 30 августа всем снова было велено собраться на площади. Янина Францевна, однако, уговорила маму не брать меня с собой, и она ушла с дедушкой и бабушкой.

Я видела маму тогда в последний раз. Никто из моих родных не вернулся. Их убили вместе с тысячами евреев, согнанных со всей округи. Потом очевидцы рассказывали, что когда ров засыпали землей, она еще долго шевелилась.

Я осталась в семье Ходосевичей. Янина Францевна укрыла меня за печью, забросав старой одеждой, и строго наказала своим детям — не проболтаться!

Уголок в Логойском краеведческом музее. Уголок в Логойском краеведческом музее.
Уголок в Логойском краеведческом музее,
рассказывающий о праведниках
народов мира Ходасевичах.

От ужаса я потеряла дар речи и смогла заговорить только спустя неделю. Напуганная этим, Янина Францевна пыталась внушить мне надежду, что многие спаслись от расстрела. Прятали меня в разных местах — в хлеву, в сарае за дровами, в погребе. Однажды, находясь в сарае, я увидела через щель двух полицаев, сидевших на нашем крыльце, и решила, что они пришли за мной. После этого я опять онемела на несколько дней...

Три года (!) я провела под кровом моих спасителей. Точнее говоря, до 3 июля 1944 года, когда пришло долгожданное освобождение. День Победы я отмечала вместе с папой уже в Душанбе».

13 марта 1943 г. за связь с партизанами расстреляли родителей Татьяны Петровны и ее сестру — Валентину.

«Несмотря на постоянную опасность, в нашем доме ни разу не возникло желание выдать немцам еврейскую девочку. После освобождения у нас с Тамарой Зисерман (урожденной Канторович) установились теплые дружественные отношения. Она для нас как сестра», — говорит Татьяна Петровна.

Имена Антонины Ходосевич, Петра и Янины Ходосевич увековечены на «Стене Памяти» в «Аллее Праведников» в Яд Вашем в Иерусалиме 31 июля 1996 г. Специальная Комиссия Мемориального Института Катастрофы и Героизма Европейского Еврейства Яд Вашем наградила их медалью.


Сергей Николаевич Кохан.
Сергей Николаевич
Кохан.

Рассказывает Кохан Сергей Николаевич, 1923 г.р. Дом ветеранов Логойского района.

Мне 92 года. До войны у нас в Гайне было 25 еврейских домов. А всех в Гайне 400 дворов. Это 10 километров от Логойска. Была у нас синагога, был резник, раввин. Были портные, сапожники. Праздники праздновали.

Я с евреями дружил до войны. А с ними дружить – это значит, вывезут из тяжелого положения. Разумные люди. Они меня ценили. Потом три брата Коссовских остались в Логойске. Они приблизительно мои ровесники и меня еще до войны знали. У нас школу строили.

Был портной Шлемка Дворкин, был кузнец Лейба. Держали три магазина – Шлемиха, Сендер и Залман. Гирша держал мельницу. После революции приезжал к нему уполномоченный и спрашивал: «Почему мельница не идзе?».

– Так ног няма!

Видит, что не так вопрос задал и опять спрашивает:

– Почему мельница не работает?

– Воды няма!

– А это в речке что?

– Это руки помыть и чай сварить.

Были музыканты. У портного был сын Хаим. Он играл на скрипке. Хорошо играл. А Хаим говорил, что это невеликая специальность. Надо, чтобы он инженером был.

Мирно жили. Свадьбы у евреев иначе выглядели. Там было 4 музыканта. Скрипач, 1904 г.р., Шарманд. Он со мной еще после войны играл. Такой хороший, спокойный старик, выезжал в эвакуацию. Танец у них был «дрейдл».

Евреи пекли мацу. Угощали мацой. Была большая деревянная синагога. Раввин был. Стояла посередине деревни. Потом синагогу разобрали и вывезли в соседнюю деревню Слобода под школу.

Кладбища не было. Евреев возили хоронить в Логойск.

До войны я окончил школу. Батька, одно время был председателем колхоза, сказал, чтобы я шел зарабатывать. У нас тогда гончарный цех открыли и там заработки были хорошие. Я пошел туда. Делали посуду из глины. Там один еврей был, кажется, Яша.

В школе со мной учился Залман Дворкин. В их семье было 7 детей, и Сталин давал им по 2 тысячи рублей в месяц помощи. Мать их благодарила Сталина. Отец Залмана Дворкина приехал из Борисова. Мы еще ходили «одобряли» его новый кирпичный дом, что он построил. А дом в Борисове у Залмана забрали. Он был купец. Соседи спрашивали:

– Правда, что у тебя, Залман, каменный дом был.

А он так спокойно отвечает:

– Не один камень был. Там было и дерево.

Тогда людей высылали и у них сады оставались. Залман закупал сады и продавал яблоки на вино.

У нас высылали тех, кто политикой занимался. От нас до Линии Сталина только 5 километров, а до границы с Польшей 20 километров было.

Когда война началась, я допризывник был. Разнес 36 повесток по хатам. Нас осталось 5 человек на призыв на осень. Я шофер был по специальности.

Немцы с малыми танками окружили Денисовскую дорогу. Самолеты летали. Некоторые ушли пешком из города в деревни. Думали, что город будут бомбить. Сказали, что машина-полуторка стоит с оружием. Председатель дал два коня, оседлал, заехал за мной и мы поехали. Приехали. В машине никого нет. Я напрямую соединил зажигание, привез эту машину. А председатель второго коня вел.

За ночь комсомольцы куда-то все дели. Куда – никто не знал.

Один из допризывников, что со мной остались, в волости писарем был, организовывал партизанский отряд. Нашелся предатель. Немцы подослали шпиона. Как будто бы он тоже местный и тоже приписник. Он узнал, где эти ребята находятся. Не дали им в лес убежать. Хотя даже бургомистр волости, офицер, знал, где они, но не выдал.

Моя соседка Павлина Гринькевич была за евреев замужем. Его забрали на фронт. У нее два сына были Миша и Вова. Никто не выдал. Они живы остались.

Старшина волости, уроженец нашей деревни, жил в Орше, член партии (но об этом никто не знал). Он забрал 5 оставшихся еврейских домов. Он заселял, кого хотел. В один – приписника поселил. Он знал, что это офицер, но не выдал.

Часто ночью появлялись партизаны. У нас было 5 полицейских. Они решили в Логойск перебраться. Сами перебрались, а семьи остались. Партизаны ночью побили семьи в хатах.

Могила уничтоженых в августе 1941 г. евреев Логойска. Могила уничтоженых в августе 1941 г. евреев Логойска.
Могила уничтоженых в августе 1941 г. евреев Логойска.

Как евреев убивали? Это было в августе. Молотилку собрали, молотили пшеницу. Собрали подводы и сказали им ехать. Некоторые набрали одежду, кто что. Те, которые были пошустрее, молодые – убежали. С возов убегали, когда поняли, что неладное дело. Некоторые и мои друзья убежали.

Расстреляли евреев в карьере в полутора километрах от Логойска.

После войны вернулся Кузнецов Мотка. Он был майором, жил в Минске. Тот мужик, что жил в доме его батьки, отдал ему за сруб бычка.

Коссовский, после войны главврачом был в Логойске. У них один сын был. Жена русская из соседней деревни.

Я сам пчеловод. После войны один еврей, другой православный кочевали с пчелами и попросили поставить пчел у меня. Они предлагали 100 рублей за лето. А я посмотрел, что у одного машина, у другого машина и предложил, чтобы они привозили мне то, что надо будет купить, а я держал пчел бесплатно. Я музыкантом был. Свадьбы играл. У нас в семье было 5 музыкантов. Дядя – военный музыкант, дед играл на скрипке, брат на баяне.

Записал, фотографии
Александр Литин

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru