Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Леонид Смиловицкий
«ИЗ “БИОГРАФИИ” МЕСТЕЧКА»

Фрэдди Зорин
«СЛОВО О ЗОРИНЕ И ЗОРИНЦАХ»

Аркадий Шульман
«ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙ НАЛИБОКСКОЙ ПУЩИ»

Аркадий Шульман
«ИСТОРИЯ СТАРОСВЕТСКОГО МЕСТЕЧКА»

Аркадий Туник
«ПАМЯТНИК ПАРТИЗАНАМ-ЕВРЕЯМ В НАЛИБОКСКОЙ ПУЩЕ»

Ивенец в «Российской еврейской энциклопедии»


Фрэдди Зорин

СЛОВО О ЗОРИНЕ И ЗОРИНЦАХ

Автора этой публикации с давних пор интересовало происхождение своей не очень характерной для евреев фамилии. Одно знал точно – ее истоки находятся на белорусской земле. Никто в семье, по меньшей мере, в ближайших четырех поколениях, на русский лад фамилии не переделывал, о чем свидетельствуют сохранившиеся документы. Такой она была изначально, быть может, зародившись в местечке под названием Зоринские Дворы.

Шолом Зорин.
Шолом Зорин.

Косвенным подтверждением сказанному может служить фигура Шолома Зорина, который в годы гитлеровской оккупации Белоруссии организовал и возглавил уникальное партизанское формирование. Недавно исполнилось 110 лет со дня его рождения, и это – дополнительный повод, чтобы рассказать о командире и о подвигах еврейских партизан.

К сожалению, об отряде № 106 и о его руководителе Шоломе Зорине нет упоминания даже в специализированном труде «Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 – июль 1944)». В свободной энциклопедии (Википедии) «Холокост в Белоруссии» в разделе «Антинацистское сопротивление» можно прочесть «Самый крупный партизанский отряд, целиком состоявший из евреев, был создан братьями Бельскими в 1941 году. Отряд действовал до окончания оккупации Белоруссии в 1944 году и начитывал к концу войны 1230 человек, в том числе, по разным данным, от 350 до 500 вооруженных бойцов. Известность получил также еврейский партизанский отряд Шолома Зорина, насчитывавший 600 человек, в том числе 137 – боевая рота, остальные – гражданские, в основном женщины и дети».

Добавим сюда цитату из выступления президента Беларуси A.Г. Лукашенко на открытии мемориального комплекса «Яма» в июле 2000 года, – там, где были расстреляны 5000 узников минского гетто: «Одной из форм героической борьбы евреев против фашизма стали еврейские семейные лагеря – не имевшие аналогов в других странах. Самыми известными из еврейских партизанских отрядов были группы Тувьи Бельского, Шолома Зорина...»

Шолом Зорин.
Шолом Зорин. Второй в нижнем ряду.

Что касается братьев Бельских, то их имена гораздо более известны. На основе боевой их биографии режиссер Эдвард Цвик отснял по книге Нехамы Тек художественный фильм «Сопротивление», в котором роли еврейских героев Бельских сыграли знаменитые актеры Даниел Крейг и Лив Шрайбер. А вот правдивую историю Шолома Зорина и его соратников со всеми подробностями еще предстоит написать и, возможно, тоже воссоздать на экране.

Партизанское движение на территории Белоруссии начало организовываться в конце 1941 года. Первые вести о действиях партизанских групп стали долетать в гетто, звуча призывом – бежать в леса и присоединяться к народным мстителям. Но вырваться из гетто было очень трудно. Немцы провозгласили коллективную ответственность евреев, которая означала, что в случае, если, гетто покинет, хотя бы один человек, немедленному уничтожению подлежит вся улица, на которой он жил. А в малых городах – все гетто…. Но люди все-таки преодолевали страх, и проволочные ограждения, скрываясь в лесистой местности. Вот тогда и стали возникать еврейские семейные лагеря и отряды, не имевшие аналогов в других странах Европы, где также велась партизанская война. Идея их создания принадлежала Тувье Бельскому, который сумел организовать побеги узников из гетто Западной Белоруссии в Налибокскую пущу.

Еще один крупный еврейский лагерь возник в 30 километрах от Минска. Его возглавил Шолом Зорин – уроженец белорусской столицы, где до войны имел репутацию хорошего столяра. Но вот пришел час припрятать до поры рубанок и взять в руки огнестрельное оружие. Главными задачами стали вооруженное сопротивление врагу и спасение от неминуемой гибели соплеменников, попавших в лапы нацистов.

Формирование отряда, который было поручено возглавить Зорину, началось по инициативе секретаря Барановичского подпольного обкома партии, будущего Героя Советского Союза Василия Ефимовича Чернышева, известного в то время под именем «батька Платон», на территории Дзержинского района. Затем он преобразовался в Ивенецкий район. Примечательная деталь: первое задание Шолом Зорин попросил (именно так – попросил) выполнить … двух девочек – восьми и семи лет. Им было предложено вернуться в гетто, откуда они убежали к партизанам, и вывести по известным им тропам взрослых. Понятно, чем мог закончиться для девчонок этот поход, но, видимо, сам Б-г помогал им. И через двое суток отряд пополнили сорок новых беженцев из гетто. А потом юные героини проникли в оцепленную и охраняемую немцами территорию еще раз, в итоге в отряде собралось уже 110 человек. Впрочем, вооружены вначале были только восемь из них, но уже во время первой боевой вылазки партизаны смогли захватить четыре винтовки и один пистолет.

5 июня 1943 года отряд Шолома Зорина был узаконен приказом № 001. Комиссаром стал Хаим Фейгельман, начальником штаба – Анатолий Вертгейм. К осени 1943 года в отряде насчитывалось около 600 человек, но в основном – женщин и детей. Боевая рота насчитывала 137 партизан. 25 марта 1944 года семейный отряд Зорина был переименован в самостоятельно действующий отряд № 106 Барановичского партизанского соединения. Местоположением зоринцев была Налибокская пуща. Туда направляли всех бежавших из Минского гетто. Получив такие данные, гитлеровцы бросили на эту пущу, где в общей сложности скрывалось порядка пяти тысяч людей, тысячи эсэсовцев и полицаев. Для спасения зоринского отряда решено было перебросить трехкилометровый мост через болото. В топь, думалось партизанам, немцы не сунутся. Но каратели прошли болота в резиновых костюмах.

Три недели длилась блокада. Люди жили в грязи – в прямом смысле этого слова. Когда уже невозможно было лежать в жиже, подвязывались к деревьям и висели над вязкой мутью. Отряд испытание это выдержал, хотя и не досчитался тогда шестерых бойцов.

А на «суше» лагерь выглядел как небольшой городок. Организовали школу из пяти классов, где занимались дети. Соорудили мельницу и мололи каждый день до 80 пудов зерна. Можно было встретить 18-20 подвод, которые везли из других отрядов зерно на эту мельницу. Развернули госпиталь, где медики из числа партизан оказывали в меру возможностей помощь раненным, в том числе из других партизанских отрядов. Не хватало лекарств и перевязочных материалов. Но бойцы вставали на ноги и продолжали участвовать в дерзких вылазках.

В июле – августе 1943 года зоринцы повели 17 рейдов, которые позволили прорвать блокаду. Только в июне 1944 года отряд совершил 24 диверсии, пустив под откос шесть эшелонов, подорвав три моста и 14 автомашин противника. Но и потери были велики. Село Скирмонтово Дзержинского района, где укрывались более тридцати человек, бежавших из гетто, окружили немецкие автоматчики. Ворвавшись в село, нацисты загнали евреев вместе с местными жителями овины и подожгли их живьем. Об этой трагедии напоминает сегодня братская могила.

Зоринцы гибли и от рук бойцов Армии Крайовой. Ее формирования, как известно, починялись польскому правительству в изгнании, оказывая сопротивление немецким войскам. Но при этом отношение Армии Крайовой к советским солдатам и партизанам было неоднозначным: от проведения совместных операций до противостояния и открытых вооруженных сопротивлений. Так, 20 ноября 1943 года недалеко от деревни Дубники Ивенецкого района конных взвод польского батальона № 331 под командованием хорунжего Нуркевича по прозвищу «Ночь» расстрелял десять партизан из отряда Шалома Зорина. Сохранились имена жертв: Зяма Аксельрод, Израиль Загер, Зяма Озерский, Леонид Опенгейм, Михаил Плавчик, Ефим Раскин, Хаим Сагальчик, Леонид Фишкин, Григорий Чарно, Шолом Шолков. В 1965 году их прах бал перезахоронен в Ивенце.

К весне 1944 года бойцы 106-го отряда активизировали свою деятельность. Группа подрывников под командованием командира роты Михаила Тамаркина пустила под откос вражеский эшелон на линии Столбцы – Минск. В этой операции отличились Лев Черняк и Николай Дулец. 6 июля 1944 года в районе хутора Борьк_ отряд провел тяжелый бой с большой группой немецких пехотинцев, которая попала в окружение регулярных войск Красной Армии и пыталась вырваться из сжимавшегося кольца.

Очевидец этого события Хаим Голдин вспоминает: «Чтобы преградить путь в Налибокскую пущу, а выдвинутые вперед дозоры докладывали, что движется большая, хорошо вооруженная группировка, командир послал донесение в штаб бригады и просил срочной помощи от соседних отрядов. Но подмога не подоспела.

В этой ситуации нельзя было медлить. Зорин понимал, что если он не остановит противника, то может произойти самое худшее: немцы прорвутся в Налибоки и наткнутся на семейную часть отряда. А там женщина, дети.

Что делать? Принимать бой? Но силы не равны… А если попробовать взять их на испуг, – они ведь не знают сколько нас – рассуждал командир.

Шолом Зорин отобрал тридцать самых крепких ребят. Лично определил наиболее удобную позицию для засады в лесу и приказал окопаться. Мой шурин Абраша Лившиц был пулеметчиком, и командир доверил ему ручной пулемет Дегтярева. «Твоя задача держать под прицельным огнем дорогу. Нельзя немцам позволить переправиться через канал к нашей базе. Ясно?»

«Так точно!» – по-военному ответил боец.

Отобранные для боя партизаны заняли огневую позицию. Каждый вырыл себе окопчик, приготовился к стрельбе. Пошли томительные и тревожные минуты ожидания.

«Хаим, – сказал мне шурин. – Бери диски с патронами. Будешь у меня вторым номером».

Напряжение росло. Мы ждали команды Зорина. А он выдвинулся вперед и наблюдал за дорогой. Замысел у него был рискованный: пропустить фрицев, окружить их, и предложить сдаться.

«Если они не сложат оружие, мы первые откроем огонь», – решил командир.

Было не по себе. Минск уже освобожден, все партизаны думали о скором расформировании. А тут – бой, который может для каждого стать последним…

И вот на другом берегу канала появились немецкие автоматчики. Впереди шел местный проводник. Шолом Зорин поднялся во весь рост и выкрикнул по-немецки: «Хенде хох! (Руки вверх!). Гефанген гебен зих! (Сдавайтесь в плен!)».

Идущие впереди немцы в ответ вскинули автоматы и открыли стрельбу. Предложение сдаться без боя, было отвергнуто.

«Огонь!» – скомандовал Зорин.

Раздался залп из винтовок. Лившиц застрочил из пулемета. Он был метким стрелком, и я увидел, как стали падать немецкие автоматчики. В страшном напряжении этого боя мы даже не знали, что тяжело ранен бесстрашный Зорин. Разрывная пуля попала ему в коленный сустав. А немцы, отстреливаясь, стали отступать и изменили направление своего движения. На месте боя у них осталось много убитых. А мужественный наш Шолом, превозмогая боль, истекая кровью, приказал преследовать противника…»

Та схватка закончилась для зоринцев победно, но и принесла невосполнимые утраты. Погибли Яков Пекер, Моисей Туник, Семен Эзрах, Ефим Миндель, Лев Пахуцкий, Раиса Пахуцкая – и это в последний день перед готовившимся расформированием! Никогда не забыть вернувшимся в семейный лагерь, как рыдали женщины, как убивалась молодая жена убитого в бою Фимы Минделя – она ждала ребенка. Когда привели на базу захваченных в плен гитлеровцев, партизаны дали волю чувству мести за погибших товарищей. Немцев привязали к деревьям и буквально забили до смерти палками. Жестоко? Бесчеловечно? Но как было еще поступать с теми, кто без зазрения совести истязал и убивал ни в чем ни повинных людей – детей, женщин, стариков?

Шолома Зорина подоспевшие к месту боя советские танкисты переправили в Минск. Разрывная пуля раздробила ему коленный сустав и требовалась немедленная операция…

Воины 1901-й отдельной танковой бригады, где командиром одного из танковых батальонов был Арон Венгер из Смилович, вывезла партизанские семьи из леса. Всех женщин и детей посадили на «студебеккеры» и отправили в Минск, а молодые бойцы выразили готовность вместе с танкистами участвовать в наступлении. Армейское командование пошло навстречу. Партизан посчитали воинами регулярной армии. Выдали форму, оружие, зачислили в десантники. Зоринцы участвовали затем в освобождении литовских городов, а далее – в сражениях за Восточную Пруссию.

…Сохранились сведения о том, как в 1964 году Шолом Зорин с бывшими партизанами воздвигал памятник боевым друзьям, которые пали смертью храбрых в последнем бою, принятом его отрядом двадцать лет назад. В церемонии в Налибокской пуще, кроме самого Зорина, участие приняли бывший комиссар отряда Хаим Фейгельсон, партизаны Абрам Лившиц, Хаим Брукирер. Жена одного из погибших партизан приехала на место памятного боя вместе с двумя детьми. Ни на шаг не отходил от нее двадцатилетний сын. Со слезами на глазах она рассказывала нам, что парень этот никогда не видел своего отца – Фиму, потому что на свет мальчик появился через несколько месяцев после смерти отца…

Заслуга 106-го отряда заключалась и в том, что именно через него партизанские формирования, нуждавшиеся в медицинской помощи, обеспечивались врачами и медсестрами. Зоринцы прославились как оружейные мастера и квалифицированные печатники подпольных типографий, а также добротно выполняли «на заказ» портняжные и сапожные работы, на славу трудились пекарями. К моменту слияния с частями Красной Армии 9 июля 1944 года отряд Шолома Зорина насчитывал 141 бойца и 421 члена семей. Его можно считать достойной отповедью насмешникам, язвительно утверждавшим о том, что советские евреи воевали на «ташкентском фронте». Вот только героизма этой партизанской группы и его руководителя социалистическая держава соответствующими наградами не отметила. Надо ли спрашивать, почему, если ответ вполне очевиден?

В послевоенные годы инвалид Великой Отечественной Шолом Зорин работал хозяйственником в Минске. Отметив свое 70-летие на земле, где прожил большую часть жизни и проливал кровь, он принял решение репатриировать на родину предков, в страну, возрождение которой из пепла Катастрофы приближал его отряд, сражаясь с гитлеровскими оккупантами. Зорин прибыл на историческую родину вместе с теми соплеменниками, кому позволено было покинуть Советский Союз незадолго до начала на Ближнем Востоке войны Судного дня, как принято ее называть в Израиле…

Шолому Зорину помог освоиться в новой жизни Союз инвалидов войны во главе с тогдашним руководителем этой общественной организации Авраамом Коэном. С заслуженными почестями командира еврейских партизан встречал министр обороны Моше Даян, он был принят Голдой Меир, в то время – премьер-министром Государства Израиль. Поселился Шолом Зорин в Яффо, затем жил в Ришон ле-Ционе. Его не стало в 1974 году. Но жива история 106-го отряда, который навечно связан с именем замечательного человека, чей облик всегда будут высвечивать из минувших десятилетий фейерверки в День Победы….

СПИСКИ
ПОГИБШИХ И ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ БОЙЦОВ ОТРЯДА № 106 т. ЗОРИНА

Погибли от рук польских белогвардейцев в деревне Сопковщизна при выполнение задания командования отряда 18 ноября 1943 г.

Похоронены в дер. Дубники Ивенецкого района 10 человек рядовые:

САГАЛЬЧИК Хаим Абрамович, рядовой, 1902г., м. Пуховичи.

ФИШКИН Леня Гиршович, рядовой, 1926г., г. Минск. В отряде с мая 1943 г.

РАСКИН Ефим Семенович, рядовой, 1925г., г. Минск. В отряде с июня 1943 г.

ОЗЕРСКИЙ Зяма Львович, рядовой, 1927г., г. Минск. В отряде с июня 1943 г.

ЧАРНО Гриша Янкелевич, рядовой, 1925 г., г. Седлец. В отряде с июня 1943 г.

ШОЛКОВ Шолом Абрамович, рядовой, 1917 г., г. Вильно.

ПЛАВЧИК Михаил Яковлевич, рядовой, 1912г., г. Остров.

ОПЕНГЕЙМ Леня Ефимович, рядовой, 1926 г., г. Минск. В отряде с мая 1943 г.

ЗАГЕР Израиль Гершенович, рядовой, 1912г., г. Минск.

АКСЕЛЬРОД Зяма Аронович, рядовой, 1916г., г. Минск.


КУШНЕР Борис Исаакович, рядовой, 1917г., г. Минск. В отряде с 1 мая 1943г. Погиб, стоя на посту, в дер. Слобода Ивенецкого района от рук предателя 10 апреля 1944 г. Похоронен в Налибокской пуще в 3-км от Тарасовских хуторов.

ПЕКЕР Яков Аронович, рядовой, 1903г., г. Столбцы, погиб в бою 6 июля 1944 г. Похоронен в Налибокской пуще, хутор Борьки.

ТУНИК Моисей Юделевич, рядовой, 1908 г., г. Столбцы. В отряде с июня 1943 г. Погиб в бою 6 июля 1944 г.

ЭЗРАХ Семен Самуйлович, рядовой, 1897 г., г. Минск. В отряде с августа 1943 г. Погиб 6 июля 1944 г.

МИНДЕЛЬ Фима Соломонович, рядовой, 1918 г., г. Минск. В отряде с мая 1943 г. Погиб в бою 6 июля 1944 г.

ПАХУЦКИЙ Лев Бенцианович, 1880 г., г. Варшава. В отряде с июня 1943 г. Погиб в бою 6 июля 1944 г.

ПАХУЦКАЯ Раиса Семеновна, 1894 г., г. Белосток. В отряде с июня 1943 г. Погибла 6 июля 1944 г.

Адрес электронной почты для обращения
по поводу поиска еврейских корней Зориных –
montekristo@bezeqint.net
Автор статьи благодарит сына Эмиля Зорина
за помощь в подготовке публикации.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru