Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Илья в «Российской еврейской энциклопедии»


ЗДЕСЬ ЖИЛ ВЫДАЮЩИЙСЯ ТАЛМУДИСТ МЕНАШЕ БЕН ИОСИФ ИЛИЕР

Илья – село в Вилейском районе Минской области. Расположено на р. Илия, в 37 км. от Вилейки и 75 км. от Минска.

В Илье более четырех веков жили евреи. Они занимались различными ремеслами, торговлей, брали в аренду мельницы, фруктовые сады. Способствовали развитию местной промышленности. В 1808 году на помещичьих землях в местечке пять евреев открыли стекольный завод.

В 1847 году в Илье проживало 894 еврея, в 1897 году 829 евреев – население местечка тогда составляло 1431 человек.

Илья. В этом здании находилась миква.
В этом здании находилась миква.

Среди жителей было немало талантливых людей, но в историю местечко вошло благодаря тому, что здесь жил выдающийся талмудист и поборник просвещения Менаше бен Иосиф Илиер.

Исследовательскую работу о нем написала учительница средней школы им. Адама Грыматя (пос. Илья), руководитель Народного музея Роза Константиновна Шэрая. («Краязнаўчая газета», 2011 г. № 4).

Родился Менаше в Сморгони в семье члена раввинского суда, который, безусловно, мечтал видеть своего сына раввином.

В первый раз мальчика женили в тринадцать лет. Конечно же, ни о какой любви и речи быть не могло. Этот брак распался. В скором времени купец из Ильи сосватал Менаше и свою дочь. Так сын Иосифа появился в местечке Илья, и к его имени в дальнейшем добавилось прозвище или фамилия Илиер.

Конец XVIII – первая четверть XIX века. Время больших реформ, которые коснулись и еврейской жизни. На престол вступил российский император Александр I.

В 1802 году был учрежден первый Еврейский комитет, который начал свою работу с отчета сенатора Гавриила Державина о поездке в Белоруссию с целью изучения причины постигшего белорусские губернии голода.

Державин был хорошим поэтом и плохим экономистом. Он пришел к выводу, что виноваты во всем евреи. Впрочем, для этого ему в Белоруссию ездить не надо было. Известно, кто причина всех бед… «Если в кране нет воды», и так далее…

На основании державинского отчета, а также мнения белорусских губернаторов комитет решил положить в основу нового еврейского законодательства идею «исправления еврейских нравов» через просвещение и склонение их к наиболее нравственным видам труда, прежде всего к земледелию.

Положение вышло в 1804 году. В 34-ом пункте значилось, что евреи, проживавшие в сельской местности, занимавшиеся производством и торговлей спиртным, обязаны в ближайший срок переселиться в города.

Менаше внимательно следил за событиями по газетам и журналам, которые попадали в библиотеку его родственника, известного библиофила Иосифа Мазаля (Вязинера).

В обиде за свой народ Менаше бен Иосиф пишет книгу в эпистолярном жанре, адресуя свои неотправленные письма властям.

Евреи не тот народ, который приносит беды на русскую землю, мы не чужды наукам, среди нас много развитых и трудолюбивых людей, – писал Менаше бен Иосиф. Он перечисляет открытия, сделанные еврейскими учеными в математике, других науках.

Оставалось только перевести книгу на русский язык и представить ее сенату. Но Иосиф Мазаль (Вязинер) и другие представители еврейского общества побоялись противоречить правительству, показывать евреев, как умную и трудолюбивую нацию. Рукопись сожгли, не считаясь с мнением автора.

Менаше старательно изучает еврейскую средневековую философию, математику и астрономию. С помощью случайно попавших к нему книг на немецком и польском языках штудирует физику, механику, другие науки.

Познакомившись с конструкцией молотилки и веялки у сморгонского купца, он сконструировал механический плуг, но не нашел денег для его изготовления, белорусские помещики не верили еврейскому изобретателю и боялись «пустить деньги на ветер». Менаше сделал машину для размола табака, но богач-еврей не дал деньги на это предприятие. Хотя один из биографов талмудиста утверждает, что его семья Илиера жила на средства, получаемые от размола нюхательного табака.

Значительное влияние на Менаше бен Иосифа имел Виленский гаон, которого он часто навещал.

Ссылаясь на гаона, Менаша признавал, что комментаторы в толковании Мишны часто уклонялись от прямого и ясного смысла текста. Он стал открыто высказывать мысли, что иногда Мишну следует иначе понимать, чем она объясняется в Гемаре. Менаше находил также, что некоторые законы, вошедшие в кодекс "Schulchan Aruch", не имеют основы в первоисточниках и посему не следует ими руководствоваться.

У Менаше бен Иосифа появилось много противников, и только благодаря заступничеству богатого и влиятельного Иосифа Вязинера он избегает открытых преследований.

Во время гонения на хасидов, не принял на веру обвинения против них, он поехал в Ляды, в резиденцию главного идейного противника гаона, основоположника ХАБАДА раввина Шнеура-Залмана. Когда Менаше вернулся в Вильно, гаон отказался подать ему руку.

Открытый для всех Менаше бен Иосиф нес мудрость людям. Посильную помощь получали от него бедняки. Он много внимания уделял еврейским детям.

Некоторое время работал учителем в Брест-Литовске у местного раввина А.Л. Каценельбогина, был проповедником, но прямота взглядов не приносили ему ни славы, ни денег.

Менаше бен Иосиф постоянно работал, писал книги. Однажды еврейский цензор Иосиф Розенсон читал его новую рукопись в присутствии одного виленского ученого, который сказал, что разделяет мнение автора, но боится говорить об этом вслух, потому что раввины его проклянут, а народ забросает камнями. На это Розенсон с горечью ответил, что тоже не уверен в счастливой судьбе книги. В конечном итоге книга была запрещена для тиражирования. Сохранился единственный экземпляр, который находится сейчас в Британском музее.

Трудности и разочарования не сломали Менаше бен Иосифа, он продолжает настойчиво работать над новой книгой «Alfe Menashe». Сдает ее в печать в Волыни, но хозяин типографии и его влиятельный друг Вязинер снова решили за автора судьбу книги: сожгли уже отпечатанные листы и рукопись. Частично текст сохранил внук Менаше бен Иосифа – Спатер из Сморгони, и в 1905 году вторая часть книги была опубликована правнуком…

Даже те, кто хорошо относились к Менаше бен Иосифу, не всегда были готовы поддержать его идеи. Виленский раввин Саул Каценельбоген заставил автора убрать из новой книги страницы, на которых тот высказывал свою точку зрения, отличную от общепринятой. И таких эпизодов в жизни талмудиста было немало.

В 1827 году в Сморгони Менаше бен Иосиф становится раввином. Более года каждый день он давал уроки слушателям разных возрастов, заботился про бедняков и больных, добивался, чтобы рекрутскую повинность дети богатых евреев отбывали наравне с бедными. Руководители общины сделали ему замечание, что раввин не должен вмешиваться в такие вопросы. Обиженный Менаше покинул пост раввина и вернулся в Илью.

Многое из написанного им оставалось только в рукописях. До 1884 года они хранились у родных, пока сундук с бумагами не сгорел. Хотя немало книг выдающегося талмудиста были изданы. Свет увидели книги «Бинат Микра» («Объяснение Писания»), «Сама дехаей» («Элексир жизни»), «Алфей Менаше» («Тысячи Менаше»), «Дерах апшат» («Дорога простого понимания»).

Менаше бен Иосиф умер в Илье от холеры 4 ава 5591 года или 14 июля 1831 года. Похоронен на местном еврейском кладбище.


Много разных страниц было в истории местечка Илья, многое пережили его жители.

Перед Великой Отечественной войной здесь проживало 586 евреев.

Деревня была оккупирована немецкими войсками через десять дней после начала войны. Буквально единицы местных жителей успели уйти на восток.

Оккупация продолжалась три года – с 3 июля 1941 по 3 июля 1944 года.

В Илье было создано гетто в районе улицы Чкалова, старостой которого немцы назначили Абрама Мотке.

В Илье против захватчиков действовала подпольная организация, членами которой были и евреи. Одним из подпольщиков в Илье был Николай Киселев, спасший группу евреев из гетто Долгиново.

По невыясненным до сих пор причинам описание уничтожения гетто в Илье, воссозданное по рассказам свидетелей из местных жителей, сильно отличается от сведений, зафиксированных в акте Чрезвычайной Государственной комиссии от 19 марта 1945 года.

По показаниям жителей Ильи, вечером 16 марта 1942 года в местечко прибыл отряд карателей во главе с гестаповцем. Немцы выбрали 8 (10 по другому свидетельству) самых красивых еврейских девушек, изнасиловали их, а следующим утром расстреляли вместе с остальными евреями. Сохранились имена некоторых из них: Сара и Хая Гринблат, Рыся Копелевич, Бася Риер, Сара Сосман, Хая Бруйда. На следующий день, 17 марта, немцы вместе с полицаями к 15.00 согнали евреев на площадь, которая усиленно охранялась. Затем обречённых узников отвели к большому сараю, бывшему недостроенному овощехранилищу, и заперли в нём.

Из сарая брали по 2-3 человека, отводили к заранее выкопанной яме и убивали. К вечеру опустевший сарай и яму облили бензином и подожгли. Те евреи, которые прыгали в яму сами, не ожидая выстрелов, по рассказам свидетелей, начали страшно кричать, и каратели, улыбаясь при этом, бросили туда ручные гранаты. После этого немцы и полицейские вернулись в гетто, тщательно обыскали его и нашли 60 (64 по другому свидетельству) спрятавшихся людей. Их отвели к ещё горящей яме, застрелили и сбросили вниз. За эти 2 дня было убито более 700 евреев. Их имущество после расстрелов разграбили.

Согласно акту ЧГК по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков, уничтожение гетто произошло в мае 1942 года. В Илью прибыл отряд гестаповцев из Вилейки численностью 200 человек, с ними – 30 белорусских полицейских. На улице Советской выкопали большую яму. Евреям приказали раздеваться и становиться на край ямы, после чего стреляли в них в из пулемета и автоматов. Когда яма заполнилась доверху, туда залили бензин, бросили зажигательную бомбу, и тела убитых три дня тлели в огне.

Во время этого массового убийства немцы и полицаи расстреляли и сожгли 745 евреев, включая 150 детей в возрасте до 10 лет.

Сохранились имена некоторых организаторов и исполнителей этого убийства: офицеры Корф и Макс, капитан Страсбург, обер-вахмейстер Фрицель, шеф жандармов деревни Илья подофицер Бернард Вырвинг, начальник полиции Николай Скабей, полицейские Николай Давыдович, Николай Соколовский, Мечислав Кротович, Степан Селявка, Петр Кононок, Михаил Кожура и Федор Голубович.

Сохранились архивные данные о гетто в Илье (НАРБ, ф. 861, оп. 1, д. 10, лл. 26-30, 34; НАРБ, ф. 4, оп. 29, д. 112, лл. 457– 458;).

В Илье установлен памятники на братской могиле советских воинов и партизан, на могиле жертв фашизма. Но нет никакого упоминания о евреях, убитых в деревне во время Катастрофы.

Алексей Папков

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru