Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Давид Фабрикант
«ПОХОД ИЗ АДА»

Аркадий Шульман
«НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ДОРОГ И ВРЕМЕН»

Видео «СПАСЕНИЕ ЕВРЕЕВ СОВЕТСКИМИ ПАРТИЗАНАМИ: ДОЛГИНОВО»

ФОТОАЛЬБОМ

«СПИСОК КИСЕЛЕВА»

Долгиново в «Российской еврейской энциклопедии»


ПОХОД ИЗ АДА

Многие смотрели документальный фильм режиссера Юрия Малюгина, продюсера Якова Каллера «Список Киселева» (Москва), где рассказывается о труднейшем походе из мест оккупации группы евреев Виленского района. В Хайфе состоялась встреча бывших узников гетто с участниками того знаменательного похода. Заранее связались с продюсером фильма Яковом Каллером, который прислал свое обращение.

«Огромное Вам спасибо за поддержку нашего фильма и желание привлечь к нему зрительское внимание в городе Хайфа. Мне и моим коллегам очень дорог образ политрука Киселева, которого все чаще называют русским Шиндлером. В силу ряда неотложных дел я не смогу принять участие в организованном Вами вечере «Спасительный поход». От всей души желаю Вам здоровья и успехов в Вашей благородной деятельности по сохранению памяти о самой страшной войне в истории человечества, о тех, кто отдал свою жизнь во имя Великой Победы».

Рассказывают участники встречи:

Леон Рубин:

В конце июня 1941 года немцы оккупировали село Долгиново Минской области, где жило около пяти тысяч евреев. Их заставили построить ограду, за которую потом и загнали. 1 апреля 1942 года отряд СД из Вилейки ночью окружил гетто, убивая во время облавы бегущих людей. Оставили в живых только специалистов, остальных увели в хлев и расстреляли. Трупы сожгли. Следующие акции долго ждать не пришлось, фашисты провели их 29 и 30 апреля. Нет слов, чтобы передать ужас этих дней. Девушек обливали керосином и поджигали, детей убивали на глазах у родителей.

...Евреи старались уйти от расправы. Прятались в бункерах, иногда сооружали там нары в три этажа. Немцы, обнаружив убежища, забрасывали их гранатами. После войны унтер-офицер зондеркоманды Франц Гесс на судебном процессе дал показания об уничтожении в одной из расправ 2200 евреев сел Долгиново, Илье, Княженцы и др.

– Все же часть приговоренных сумела уйти в леса, примкнув к партизанским отрядам, кое-кто прятался в деревнях, – рассказывает Леон Рубин. – После последнего погрома в самом Долгиново в живых остались я и Хаимка Гросбейн, мне было 6 лет, он на год моложе. Нашу «малину» не смогли обнаружить ни полицаи, ни немцы. Мои родители с моим братом скрывались в другой деревне, старший брат и сестра нашли пристанище самостоятельно. Если бы прятались вместе, нас бы скорее обнаружили. Встретились мы уже в лесу.

...Их собралось довольно много, более 300 человек из близлежащих мест. Но они стали обузой для партизан, лишив их маневрирования, способности нанесения ударов по врагу. Проблема была и с продовольствием. Поступила команда – вывести людей на Большую Землю. Колонну узников возглавил командир партизанского отряда «Победа» Николай Киселев. Шло 270-280 человек, путь предстоял дальний, порядка 1200-1500 километров. Шли лесами, обходили, петляли, избегая встреч с немцами. Начали свой поход в августе месяце.

Леон Рубин:

– Среди нас было 35 детей. Представляете, что значит пройти за ночь более 30-40 километров? В одном месте нас все же окружили гитлеровцы. Мы разбежались. Когда успокоилось, все вернулись на прежнее место, но около пятидесяти человек не досчитались, немцы убили их.

Мирьям Дойч-Гольц, одна из 218 выживших в той переделке, поделилась воспоминаниямим. Ей в 1942 году было 6,5 лет.

– События тех лет я видела глазами ребенка, в то же время мы, дети, повзрослели в один миг. Но только позже, когда сама стала матерью, поняла, как мои родители, бабушка переживали за нас. Как только наступали сумерки, колонна начинала двигаться. Потом падали на землю изнеможенные. В первый же день похода колонна остановилась на поляне в березовой роще. На рассвете началась пальба. Кто-то сообщил фашистам о месте нашего привала. Я упала, люди прыгали через меня. Лежу, вижу немцев, почему-то у меня спина мокрая. Дотронулась – кровь. Я вскочила, догнала бабушку и говорю ей на идиш: «Бабуля, я убитая!» У меня на спине было пять ранок от осколков мины. Сама уже идти не могла, меня по очереди несли дедушка и бабушка.

В отряде была маленькая двухлетняя девочка Берта Кремер. Она часто плакала. Взрослые боялись, что этим она выдаст их врагам. Родители никак не могли с ней справиться. Им сказали: «Или уходите куда-нибудь с этой девочкой, или избавьтесь от нее». «Их вил лебн», – вытирая слезы, сказала Берта. Подошел наш спаситель, Николай Киселев, узнал в чем дело, забрал малышку к себе на руки, успокоил и долгое время нес ее на плечах. Сейчас Берта живет в США, у нее двое детей, пять внуков. Ее слова «Я хочу жить» мог бы сказать каждый из нас.

...Они преодолели все трудности, наиболее сложным были переходы через водные препятствия. В районе города Старый Торопец вышли к своим. Оказавшись между немцами и красноармейцами, попали под перекрестный огонь. Когда все же вышли к своим, пришлось пешком идти до станции Бологое. Оттуда отправили в Казахстан.

Мирьям Дойч-Гольц после войны уехала в Польшу, закончила там медицинскую Академию. В Израиль приехала в 1960 году, работала врачом.

Я позвонил еще одному участнику этого похода Хаиму Гросбейну, поинтересовался его судьбой. Дело в том, что он прошел только начало пути к свободе с этим отрядом. В дороге, после нападения немцев на их лагерь, был ранен.

Хаим, сегодняшний житель Петах Тиквы, рассказывает:

– В сорок первом мне было четыре года. Хотя был маленьким, до последней минуты буду помнить события тех лет. Я не мог понять, что происходит, что творится, когда нас оккупировали немцы. Вдруг начали убивать людей, а немцы спокойно ходят, смеются. Это было так дико.

Евреи стали копать ямы и прятаться в них. И наша семья соорудила погреб в доме. Проделали дыры в фундаменте, чтобы можно было дышать. Потом мы попали в гетто. Многих погнали на работу к польским панам. По дороге убили моего отца.

Тетя Двося приказала мне: «Услышишь выстрелы, прячься под русскую печь». Так я и делал. Меня выдал немцам печник. Пришли они и стали кричать: «Юде, аруйс!»

Остался я в гетто с моей двоюродной сестрой, лет на пять старше меня. Она завязывала платок на глаза, чтобы не видеть, как стреляют. Вокруг гвалт, крик... Тате! Маме!... Мы в это время прятались с ней в соломе. Стало спокойнее, мы вышли. Мертвая тишина, как будто ни на этом свете. Увидели тетю, она нас подобрала. Скитались, пока не набрели на партизан. Там же находилась тетя Двося.

Нас собрали и повели лесами. Я шел, держась за руку тети. На одном из привалов на нас напали фашисты. Мы бежать. Но пуля попала мне в левую ногу. Двося сняла платок, перевязала рану и тащила меня на себе. Поздним вечером все собрались. Я заснул у какого-то дерева. Просыпаюсь – никого. Заплакал. Оказывается, как узнал я после войны, люди сказали тете, что с такой ношей она далеко не уйдет, что я буду обузой для всех, нужно меня оставить.

Я побежал, надеясь найти остальных. Силы оставили меня, сел под деревом, умирал. Впервые в жизни я оказался один. Стал бродить. Ел все, что попадалось на пути: грибы, птичьи яйца, живую рыбу – брал ее за жабры и кусал, подбирал опавшие зернышки, заходил в деревни. Порой давали краюху хлеба, стакан молока, но бывало, что натравливали на меня собак. Залазил в сараи, ждал, когда принесут свиньям «колотуху» – пойло, ведро с вареными очистками, отрубями. Я начинал ее так есть, что поросята удивленно смотрели. Меня иногда заставали там хозяйки и, крестясь, причитали: «Свят, свят, свят, сгинь нечистая сила». Так я, лесной бродяга, прожил около двух лет.

В лесу, в полуобморочном состоянии услышал голос: «Он еще живой». Это были партизаны. Взяли меня на плечи, принесли в санчасть. Рана на ноге загноилась. За дело взялся доктор Котляр. Резали на живую, я только скрипел зубами.

В Долгиново погибли мои родители, брат Шмуил, другие родственники. Никто не верил, что я остался жив. Возле дома нашел наш подсвечник, помятый, оплавленный. В 1961 году через Польшу выехал в Израиль.

...Главным героем похода был Николай Киселев, но в СМЕРШе его посчитали дезертиром, арестовали. Евреи заступились за своего спасителя.

...Николай родился в Башкирии. В Белоруссии попал в плен, но бежал. В Минской области, деревне Илье стал членом подпольной группы, затем ушел в партизаны. Николай и вывел мирных граждан за линию фронта. В Израиле ему присвоено звание Праведника народов мира. В деревне Долгиново именем партизана названа улица. Долгиновцы сравнивают Николая Киселева с Моисеем, выведшим евреев из египетского плена. Россия, во имя которой действовал отважный партизан, никак не откликнулась на такой факт.

...Фильм «Список Киселева», в котором повествуется о трудном походе евреев, получил 17 престижных премий. Было очень много хороших отзывов о походе и фильме. Привожу два из них. Известный кинорежиссер Татьяна Лиознова: «Я шесть лет не плакала у телевизора – ты (она обращается к продюсеру Якову Каллеру – Д.Ф.) заставил меня плакать». Президент гильдии киноведов и кинокритиков России Виктор Матизен: «Про каждого из 218 евреев «Списка Киселева» можно сказать то же, что флорентийцы говорили про Данте: «Он был в аду и вышел оттуда».

Давид Фабрикант

Еврейское местечко под Минском


Местечки Минской области

МинскБерезиноБобрБогушевичиБорисовВилейкаВишневоВоложинГородеяГородокГрескГрозовоДзержинскДолгиновоДукораДулебы ЗембинИвенецИльяКлецкКопыльКрасноеКривичиКрупки КуренецЛениноЛогойскЛошаЛюбаньМарьина ГоркаМолодечноМядельНалибокиНарочьНесвижНовый СверженьОбчугаПлещеницы Погост (Березинский р-н) Погост (Солигорский р-н)ПтичьПуховичи РаковРованичиРубежевичиРуденскСелибаСвирьСвислочьСлуцкСмиловичиСмолевичи СтаробинСтарые ДорогиСтолбцыТалькаТимковичиУздаУречьеУхвалы ХолопеничиЧервеньЧерневкаШацк

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru