Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Михаил Ривкин, Аркадий Шульман
«ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ.»

Воспоминания Каим Л. Г.

Воспоминания Зиберт Е. Н.

Воспоминания Ивановой И. Г.

Воспоминания Баранова И. А.

Аркадий Шульман
«Я ПРОШЕЛ КРУГАМИ АДА…»

Людмила Хмельницкая
«ИЗ ИСТОРИИ ВИТЕБСКИХ СИНАГОГ»

Ирина Левикова
«КАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАКАЯ ЖИЗНЬ – НАВСЕГДА»

Открытие Мемориального знака памяти узников Витебского гетто. 25 июня 2010 г.

Эдуард Менахин
«МЕНАХИНЫ»

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ ПАМЯТИ»

Воспоминания Яловой Р. Х.

Вера Шуфель
«О ТОМ, ЧТО БЫЛО…»

Павел Могилевский
«МОЯ ПРАБАБУШКА»

Аркадий Шульман
«СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ»

Александр Коварский
«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ САПЁРОМ»

Михаил Матлин
«СЕМЬЯ МАТЛИНЫХ»

Лев Полыковский
«ИСТОРИЯ ВИТЕБСКОЙ СЕМЬИ»

Полина Фаликова
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ»

Владимир Костюкевич
«ДЕВОЧКА ИЗ ГЕТТО»

Вера Кнорринг
«ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Аркадий Шульман
«НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО»

Жерновков Сергей
«ИОСИФ ТЕЙТЕЛЬБАУМ»

Яков Басин
«ХЕДЕРЫ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»

Марк Папиш
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

Ефим Гольбрайх
«БЫЛОЙ ВОЙНЫ РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРОКИ»

Воспоминания Я. Михлина.

Борис Бейнфест
«О МОИХ ВИТЕБЛЯНАХ»

Инта Серебро
«НА ВОЙНЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ СТРАШНО»

Ирина Азевич
«ТАК СРАЖАЛИСЬ ГВАРДЕЙЦЫ»

Александр Блинер
«МОЯ СЕМЬЯ»

Юрий Ивановский
«О МОЕЙ БАБУШКЕ»

Белла Дукаревич
«ЕЖЕДНЕВНО ВСПОМИНАЮ О НИХ»

Владимир Пескин
«СЕМЬЯ ГЕРОЕВ»

Григорий Аронов
«ПАМЯТИ ОТЦА»

Залман Шмейлин
«АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ…»

Мария Конюкова
«ВНУЧКА И ДОЧЬ МЕДАЛЬЕ»

Дина Каим
«ПОД ЕЕ РУКОВОДСТВОМ ИЗГОТАВЛИВАЛИ ПЕРВЫЙ ПЕНИЦИЛЛИН В СССР»

Анатолий Хаеш
«МОЯ БАБУШКА ФРЕЙДА ШЕВЕЛЕВА, ПО МУЖУ – ИГУДИНА, ЕЕ СЕМЬЯ И ПОТОМКИ»

Вера Ключникова
«МОЯ ЖИЗНЬ»

Роза Левит
«НАЧНУ С НАЧАЛА ПРОШЛОГО ВЕКА»

Сьюзан Левин
«ВСПОМИНАЯ ВИТЕБСКИХ ПРЕДКОВ…»

Аркадий Шульман
«НОВАЯ СИНАГОГА В ВИТЕБСКЕ»

И. Смирнова
«ЗАБЫТЫЙ ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Яков Шейнин
«ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ В ВИТЕБСКЕ В 1908 ГОДУ»

Константин Карпекин
«ЧТОБЫ ВСЕ МОГЛИ УЧИТЬСЯ»

Р. Мордехай Райхинштейн
«РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Григорий Лесин
«Я ПОМНЮ»

Михаил Ханин
«ГВАРДИИ СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ИСААК ХАНИН»

Нисон Йосфин:
«А Я УПРЯМЫЙ»

«ВОСПОМИНАНИЯ О ПОГРОМЕ В НОВКЕ»

Михл Вышецкий
«ЭТО ЖИЗНЬ!»

Наталия Крупица
«БЕЛАРУСЬ-ИЗРАИЛЬ: УЧИТЕЛЬ МАРКА ШАГАЛА И ТАЙНА СЕМЕЙНОЙ РЕЛИКВИИ»

«ХРАНИТЕЛИ ПАМЯТИ. ЭПИЗОДЫ. ВИТЕБСК». Видео.

Витебск в «Российской еврейской энциклопедии»


Михаил Ривкин, Аркадий Шульман

ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ

Несколько лет тому назад один из авторов этой книги побывал в Мемориальном институте Катастрофы и Героизма еврейского народа Яд Ва Шем в Иерусалиме. В архиве ему довелось познакомиться с воспоминаниями Веры Леонтьевны Гильман. Записаны они были в 1962 году, когда Вера Гильман уже жила в Израиле в городе Рамат-Гане, где, кстати, она продолжает жить и сегодня. Воспоминания этой женщины связаны с событиями, происходившими во время войны в Витебске.

В тот год, когда началась война, Вера Гильман жила с мамой, братом Фолей и сестрой Иохевет-Ольгой в еврейском местечке Кубличи, неподалеку от Ушач. Ей было 14 лет. Отец работал портным. Мама вела домашнее хозяйство. В апреле 1937 года отец как «враг народа» был сослан и умер в заключении. К началу войны Вера сумела окончить семь классов.

Немецкие войска появились в Кубличах буквально, через несколько дней после начала войны. Тут же начался грабеж магазинов, разбой. Был назначен бургомистр местечка, издан указ о регистрации всех кубличских евреев и организовано гетто. На улице Лепельской было собрано около 5 тысяч человек. Территорию обнесли колючей проволокой и вокруг поставили охрану. Люди не получали никакого продовольствия, начали пухнуть от голода и умирать. Вскоре кубличских евреев стали переводить в ушачское гетто, опустевшее после расстрелов местных евреев. На стенах домов была нацарапана надпись на идиш: «Нас скоро расстреляют. Кто себя уважает и останется живой, отомстите за нас».

Однажды, когда гитлеровцы загнали людей в дома и подожгли их, мама сказала Вере: «Беги». Вера выпрыгнула из окна и побежала. Немцы поймали ее, других беглецов и вместе с оставшимися узниками ушачского гетто повели на расстрел.

Когда прогремели первые выстрелы, Вера упала вместе с мертвыми. Тела убитых накрыли её. С наступлением темноты она выбралась из-под трупов и поползла в сторону деревни Череповщина, находившуюся в полутора десятков километров от Ушач. С трудом добравшись до ближайшей избы, Вера постучала в дверь. Вышел хозяин, как потом выяснилось, звали его Степан. У него она пробыла четверо суток. Опасаясь немцев, он попросил ее уйти. На дорогу Степан дал девочке православный крестик, сказав: «Береги тебя Бог».

Две юные девушки-подружки Мария Синцова и Вера Гильман. Этот снимок был сделан в 1950 году. Глядя на эти красивые, счастливые лица, даже трудно себе представить, что пришлось им пережить в годы войны.
Две юные девушки-подружки
Мария Синцова и Вера Гильман.
Этот снимок был сделан в 1950 году.
Глядя на эти красивые, счастливые
лица, даже трудно себе представить,
что пришлось им пережить
в годы войны.

Не будем дальше подробно описывать страдальческий путь, который довелось пройти Вере Гильман от Ушач до оккупированного немцами Витебска. Остановимся только на одном эпизоде. Оказавшись в Полоцке, Вера попала в тюрьму, где она пробыла около трех недель. Во время одного из допросов в комнату вошел переводчик, который был, по-видимому, достаточно влиятельным лицом. Он спросил: «Почему допрашивают эту девочку? Что она сделала?» Вера, сквозь слезы, стала объяснять, что она ни в чем не повинна и попросила отправить ее в Витебск. Переводчик забрал Веру с собой и привез в Витебск. Там он определил ее в детский дом, находившийся недалеко от Смоленского рынка, на улице Коммунистической. Так началась ее жизнь в оккупированном немцами Витебске.

В детдоме Вера пробыла почти год, до января 1943 года. Здесь находилось около 200 детей, начиная с 8-летнего возраста. Воспитателями были те, кто не успел эвакуироваться из города. «Питание было очень плохое, – вспоминала Вера Гильман. – Мы получали 50 грамм хлеба. Кормили два раза в день Завтрак – затируха, то есть вода, заправленная небольшим количеством муки и забеленная перегоном. Обед-суп из зеленой фасоли или иногда из крупы, что считалось большим праздником. Дети так и напевали: «Крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой, а бульбочка за ней с песенкой моей...» Дети постарше работали на молокозаводе, ходили расчищать улицы, чинили одежду, помогали на кухне и обрабатывали свое подсобное хозяйство. Очень часто немцы устраивали в детдоме облавы, во время которых забирали детей постарше и отправляли на работу в Германию... Свирепствовали эпидемии: тиф, дизентерия, чесотка... Дети послабее умирали, не выдержав этих условий.

В детдоме были дети, которые обзывали Веру Гильман «жидовкой Евой». Это на девочку ужасно действовало, особенно, когда она стала свидетелем расстрела трех еврейских детей. Их вывели из детдома и расстреляли на огороде. Маленькая четырехлетняя девочка просилась: «Дядя, я хочу жить, зачем вы меня убиваете». Потому каждый раз, когда появлялись немцы, Вере казалось, что они идут за ней.

Однажды счастье улыбнулось девочке, и она стала работать на кухне. Главным поваром здесь была Мария Петровна Мецна. Ей Вера рассказала, кто она. Еще свою тайну она доверила Мане Синцовой. Они вместе работали на кухне и подружились как родные сестры.

Когда копии Яд ва Шемовских рассказов Веры Гильман были привезены в Витебск, мы стали искать людей, имена которых она называла в своих воспоминаниях.

Долгое время не удавалось никого из них найти. Но самые разные люди знали, что мы ищем тех, кто спасал евреев в годы войны. И однажды нам сказали, что в Витебске живет женщина, которая в годы войны, будучи ребенком, спасала еврейскую девочку. Случай неординарный, когда ребенок спасает ребенка. Естественно, это вызвало огромный интерес. И узнав номер телефона, позвонили ей домой. Эта оказалась та самая Мария Синцова, о которой вспоминала Вера Гильман. Мы договорились о встрече.

В Яд ва Шеме хранится фотография Веры Гильман и Марии Синцовой. У нас была ксерокопия этой фотографии. Мы показали ее Марии Петровне. И вдруг она достает из альбома несколько фотографий и одну из них протягивает нам. И каково же было наше удивление, когда мы увидели, что это был второй экземпляр той же самой фотографии, что находится в архиве Яд ва Шема.

Мы заговорили с Марией Петровной так, как будто давно знаем друг друга. Синцовы были коренными витеблянами. Жили на улице Баумана. В семье было четверо детей, девочка Маня и трое братьев: Петр, Володя и Николай. Маня была старшей, к началу войны окончила четыре класса. В первые дни войны отец ушел на фронт и пропал без вести. В январе 1942 года семья Синцовых оказалась в концлагере, находившемся на территории 5-го железнодорожного полка, на окраине Витебска. В лагере свирепствовал тиф, заболела вся семья Синцовых. Мать умерла, а чудом выживших детей «растолкали» по детским домам Витебска. Маня оказалась в детдоме рядом со Смоленским рынком. Там в первые же дни она встретилась и подружилась с Верой, которая тогда была под фамилией Харашкевич.

Детдомы военной поры представить себе нелегко. В небольших комнатах ютилось по десять-пятнадцать детей. Кормили очень плохо. Часто давали гнилой сыр с червями, и до сих пор Мария Петровна не может даже смотреть на сыр.

Часто детдом наведывали немцы. Были среди них и те, кто относился к детдомовцам, как к детям. Приходил переводчик, который привез в детдом Веру. Иногда он давал детям конфеты, а Вере клал в руку несколько марок, делая при этом вид, что ее не знает. Заходил на кухню немец Ганс. Он предупреждал Веру и Маню, когда надо спрятаться, чтобы не попасть в облаву и не быть отправленными на работу в Германию. Тогда девочки прятались на чердаке или в темном углу под лестницей. Первое, о чем мы спросили Марию Петровну, помнит ли она детдомовку Веру?

– А как же, – ответила она. – Не только помню. Тогда мы с ней считали себя сестрами.

– Как она выглядела внешне?

– Обычная девочка. Была очень похожа на еврейку и по внешнему виду, и по выговору.

– Как же ей удалось спастись?

– По документам она числилась как русская. Фамилия была Харашкевич. Отчество – Леонтьевна. И то, и другое она придумала себе сама. А те, от кого прежде всего зависела ее жизнь, видимо догадывались, но не выдавали.

М. Синцова, В. Загорский, Г. Померанцева. 1949 г.
М. Синцова, В. Загорский, Г. Померанцева. 1949 г.

В детдоме работала кастеляншей Галина Ивановна Померанцева, человек добрейшей души и порядочности. Померанцева знала, что Вера еврейка. Она видела дружбу двух девочек и относилась к ним по-матерински. Именно она сыграла особую роль в судьбе Веры и Марии. Однажды Померанцевой стало известно, что ночью в детдом придут немцы с обыском. До них дошли слухи, что среди воспитанников есть еврейские дети. Померанцева предупредила об этом девочек. И они договорились: в случае обыска, Вера спрячется под матрацем у Мани. На кровати со старой провисающей металлической сеткой это было незаметно. Так и сделали. Когда раздался стук в дверь, Вера быстренько перебралась в соседнюю кровать к Мане. Вошли немцы и стали обыскивать помещение. Они добрались до Мани, отбросили одеяло, увидели спящую русскую девочку и пошли дальше.

В конце 1943 года к Витебску подошли советские войска. Начались частые бомбежки и артобстрелы города. В один из дней Галина Ивановна Померанцева сказала Мане, что нужно уходить, потому что немцы готовятся вывести детдом. Маня рассказала об этом подруге. Вера заплакала и стала ее просить, чтобы уговорила Померанцеву забрать ее тоже. Маня пошла к Галине Ивановне и сказала, что она не может уйти без Веры. Померанцева ответила: «Хорошо. Пойдете со мной вместе». И Галина Ивановна с девочками ушла. А назавтра к детдому подъехали машины, погрузили в них ребят и увезли.

Так Вера и Маня оказались в доме у Померанцевой. Семья была большой. Померанцева с мужем Владимиром Иосифовичем Загорским приписала Веру и Маню как своих детей. С ними еще жила тетя Поля и Галина Андреевна Овсяникова – подруга Померанцевой. Девочки помогали: стирали белье, пилили дрова, варили и делали все, что нужно по дому. Когда нужно было, ходили за продуктами по деревням. Однажды, возвращаясь домой, они проползли под вагоном, чтобы перейти на другую сторону пути. В это время состав тронулся. Девочки успели проскочить, но мешок с продуктами остался под поездом. Когда состав прошел, и девочки увидели свой мешок целым и невредимым, они радовались этому, как самой большой удаче. Маня и Вера ходили на заработки: подметали улицы, торговали на базаре метлами, граблями, ложками. Вещи эти девочки находили в разбитых домах и складах. Один такой склад находился на Ленинской улице, где до войны стоял цирк.

На базаре часто были облавы, в которые попадали и подруги. Однажды завыла сирена. Началась паника. Люди стали разбегаться. Маня сказала Вере:

– Беги. А то поймают и узнают, кто ты.

Вера поначалу отказывалась, не хотела оставлять подругу одну. Предлагала уйти вместе. Но унести все веши сразу они не могли. И Маня настояла на том, чтобы Вера ушла от облавы. Маню забрали и отвели в фельдкомендатуру, которая находилась тогда в здании ветеринарного института, и продержали там три часа. В фельдкомендатуре Маню нашла Галина Ивановна Померанцева. Она стала просить немцев отпустить Маню, говорила, что это ее дочь, а не партизанка. В конце концов, Маню отпустили.

М. Синцова. Апрель 2009 г.
М. Синцова. Апрель 2009 г.

Потом, после войны, Вера часто вспоминала этот эпизод и всегда подчеркивала, что тогда Маня спасла ей жизнь.

Когда девочки жили у Померанцевых, часто дома обходили с проверками немцы. Однажды пришел дотошный немец и, увидев непохожих одна на другую девочек, стал спрашивать у Галины Ивановны:

– Это твои дети? Обе? Или эта юде?

Галина Ивановна испугалась и стала убеждать немца, что одна девочка от русского мужа, другая – от армянина.

В начале 1944 года немцы стали сгонять жителей Витебска в концлагерь, устроенный в бывшем 5-м железнодорожном полку. Приехали и за семьей Померанцевых, погрузили в машину и отвезли в концлагерь.

«Каждое утро, – вспоминала потом В.Л. Гильман, – к лагерю подъезжало несколько машин. Узников выгоняли из бараков и сортировали. Стариков и женщин послабее – в одну сторону, ребят постарше – в другую сторону, всех трудоспособных – в третью. Потом каждую группу сажали на машины и куда-то увозили. Маленьких детей расстреливали здесь же. «Все это происходило при душераздирающих криках, стрельбе и ругани немцев.

...Я себе сделала горб из подушки, обвязала голову платком, на лоб надвинула волосы, глаза подкрасила сажей и таким образом становилась похожей на бабушку. Синцова тоже сделала себе что-то похожее. На сортировке мы стояли не поднимая глаз, пока немцы не кончали обход».

Много еще пришлось пережить Померанцевым. Освобождение они встретили под Лепелем. Спустя несколько дней, их отвезли в Витебск. Поселились все вместе в подвале полуразрушенного дома на улице Стеклова.

Вера устроилась на работу в Госбанк. Вскоре она нашла брата и в марте 1945 года переехала к нему в Кривичи Молодечненской области. Окончила десятилетку, затем педучилище. Работала учительницей начальных классов в Яцкевичах. В 1952 году вышла замуж.

Маня оставалась жить с Г.И. Померанцевой. Младший брат Коля во время войны умер в детдоме, тогда же погиб и брат Володя, которого немцы вместе с детдомом куда-то вывезли из Витебска. Мария Петровна окончила строительное училище и всю жизнь проработала штукатуром. Получила квартиру, вышла замуж.

Галина Ивановна работала учительницей в средней школе № 10 города Витебска, потом в областном Обществе глухонемых. Муж устроился бухгалтером, вскоре после выхода на пенсию умер.

В конце 50-х годов судьба разбросала всех троих в разные стороны. В.Л. Гильман вместе с мужем и детьми выехала в Польшу, а затем в Израиль. Г.И. Померанцева, выйдя на пенсию, переехала в Пермь, где жил ее сын от первого брака. М.П. Синцова с семьей осталась жить в Витебске. Когда в 1960 году у нее родилась дочь, Галина Ивановна приехала навестить свою воспитанницу. Обе тогда недоумевали, почему от Веры нет никаких вестей. Теперь мы знаем, что тогда в 60 – 70-е годы переписка с Израилем была крайне затруднена.

Вера Гильман. Израиль, 1980-е гг.
Вера Гильман. Израиль, 1980-е гг.

Почти полвека Мария Петровна Синцова работала строителем. Ее руками возведены целые кварталы послевоенного Витебска. Работала на совесть и награды не обходили ее стороной. В 1949 году Мария Петровна была удостоена Ордена Знак Почета, в 1966 году – высшей правительственной награды – Ордена Ленина. Через три года Указом Президиума Верховного Совета БССР ей было присвоено звание – Заслуженного строителя Белорусской ССР, а в 1989 году – награждена медалью «За доблестный труд».

Память людей, переживших страшные годы войны, не имеет срока давности. Она выдержала все испытания временем. И когда в конце 80-х годов появилась возможность наладить связи с близкими людьми, В.Л. Гильман попросила своего родственника, ехавшего в Витебск, найти М.П. Синцову и передать ей письмо. Мария Петровна немедленно ответила. Завязалась переписка.

«Здравствуй, дорогая Манечка!

Как я счастлива услышать про тебя. Дорогая, не знаю, с чего начать, рука трясется от радости...

Меня очень интересует твоя жизнь. Когда мы расстались мы были молоды... Много прожито с того времени. Манечка, милая, напиши мне про твою жизнь. Так хочется знать про тебя. Я все время думаю про тебя. Все хорошее, что ты сделала для меня в такое тяжелое время нельзя забыть. Такова судьба, что разлучила нас... Надеюсь, что мы встретимся. 17.12.1988 г.»

И в 1989 году они встретились в Витебске.

– Когда мы увиделись, – рассказывает Мария Петровна, – мы даже расцеловаться не успели, обнялись и плакали, сколько могли.

С тех пор их переписка не прерывается. Вера Леонтьевна часто звонит, зовет в гости. Но Мария Петровна пока не решается отправиться в далекий путь.

К сожалению, мы не застали в живых Галину Ивановну Померанцеву и ее мужа Владимира Иосифовича Загорского, спасших во время войны две человеческих жизни. Судьба распорядилась так, что они не дожили до того времени, когда им за свершенный гражданский подвиг могли бы вручить высокую награду «Праведник народов мира».

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru