Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Михаил Ривкин, Аркадий Шульман
«ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ.»

Воспоминания Каим Л. Г.

Воспоминания Зиберт Е. Н.

Воспоминания Ивановой И. Г.

Воспоминания Баранова И. А.

Аркадий Шульман
«Я ПРОШЕЛ КРУГАМИ АДА…»

Людмила Хмельницкая
«ИЗ ИСТОРИИ ВИТЕБСКИХ СИНАГОГ»

Ирина Левикова
«КАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАКАЯ ЖИЗНЬ – НАВСЕГДА»

Открытие Мемориального знака памяти узников Витебского гетто. 25 июня 2010 г.

Эдуард Менахин
«МЕНАХИНЫ»

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ ПАМЯТИ»

Воспоминания Яловой Р. Х.

Вера Шуфель
«О ТОМ, ЧТО БЫЛО…»

Павел Могилевский
«МОЯ ПРАБАБУШКА»

Аркадий Шульман
«СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ»

Александр Коварский
«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ САПЁРОМ»

Михаил Матлин
«СЕМЬЯ МАТЛИНЫХ»

Лев Полыковский
«ИСТОРИЯ ВИТЕБСКОЙ СЕМЬИ»

Полина Фаликова
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ»

Владимир Костюкевич
«ДЕВОЧКА ИЗ ГЕТТО»

Вера Кнорринг
«ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Аркадий Шульман
«НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО»

Жерновков Сергей
«ИОСИФ ТЕЙТЕЛЬБАУМ»

Яков Басин
«ХЕДЕРЫ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»

Марк Папиш
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

Ефим Гольбрайх
«БЫЛОЙ ВОЙНЫ РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРОКИ»

Воспоминания Я. Михлина.

Борис Бейнфест
«О МОИХ ВИТЕБЛЯНАХ»

Инта Серебро
«НА ВОЙНЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ СТРАШНО»

Ирина Азевич
«ТАК СРАЖАЛИСЬ ГВАРДЕЙЦЫ»

Александр Блинер
«МОЯ СЕМЬЯ»

Юрий Ивановский
«О МОЕЙ БАБУШКЕ»

Белла Дукаревич
«ЕЖЕДНЕВНО ВСПОМИНАЮ О НИХ»

Владимир Пескин
«СЕМЬЯ ГЕРОЕВ»

Григорий Аронов
«ПАМЯТИ ОТЦА»

Залман Шмейлин
«АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ…»

Мария Конюкова
«ВНУЧКА И ДОЧЬ МЕДАЛЬЕ»

Дина Каим
«ПОД ЕЕ РУКОВОДСТВОМ ИЗГОТАВЛИВАЛИ ПЕРВЫЙ ПЕНИЦИЛЛИН В СССР»

Анатолий Хаеш
«МОЯ БАБУШКА ФРЕЙДА ШЕВЕЛЕВА, ПО МУЖУ – ИГУДИНА, ЕЕ СЕМЬЯ И ПОТОМКИ»

Вера Ключникова
«МОЯ ЖИЗНЬ»

Роза Левит
«НАЧНУ С НАЧАЛА ПРОШЛОГО ВЕКА»

Сьюзан Левин
«ВСПОМИНАЯ ВИТЕБСКИХ ПРЕДКОВ…»

Аркадий Шульман
«НОВАЯ СИНАГОГА В ВИТЕБСКЕ»

И. Смирнова
«ЗАБЫТЫЙ ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Яков Шейнин
«ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ В ВИТЕБСКЕ В 1908 ГОДУ»

Константин Карпекин
«ЧТОБЫ ВСЕ МОГЛИ УЧИТЬСЯ»

Р. Мордехай Райхинштейн
«РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Григорий Лесин
«Я ПОМНЮ»

Михаил Ханин
«ГВАРДИИ СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ИСААК ХАНИН»

Нисон Йосфин:
«А Я УПРЯМЫЙ»

«ВОСПОМИНАНИЯ О ПОГРОМЕ В НОВКЕ»

Михл Вышецкий
«ЭТО ЖИЗНЬ!»

Наталия Крупица
«БЕЛАРУСЬ-ИЗРАИЛЬ: УЧИТЕЛЬ МАРКА ШАГАЛА И ТАЙНА СЕМЕЙНОЙ РЕЛИКВИИ»

«ХРАНИТЕЛИ ПАМЯТИ. ЭПИЗОДЫ. ВИТЕБСК». Видео.

Витебск в «Российской еврейской энциклопедии»


Рав Мордехай Райхинштейн

РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Есть города, которые ассоциируются с именем одного человека, родившегося или жившего в этом городе. Насколько это правомерно, сказать сложно. Но часто, особенно если это город относительно небольшой, на его историю и на его жителей смотрят как бы глазами этой «знаменитости». Возможно, ли получить таким образом адекватное представление о жизни людей этого города?

Витебск.
Витебск. Панорама города. С открытки начала XX в.

Витебск в памяти большинства людей, не знакомых с этим городом, ассоциируется с именем Марка Шагала. А если мы говорим о евреях города, то тут конечно с Шагала и надо начинать. И им же заканчивать. Насколько же творчество Шагала и его жизнь поможет понять, что было главным, что давало силы евреям города пережить многочисленные невзгоды и притеснения и, не смотря, ни на что, остаться самим собой?

При всем уважении к художнику, Шагал был не путем в еврейство, а путем из него. В этой статье, я бы хотел в первую очередь обратить Ваше внимание на тех людей, благодаря которым наш народ до сих пор сохранился. Тех, кто помогал евреям города сохранить свою связь с Творцом. Это мудрецы Торы, которые родились, жили и творили в городе. В горе и радости они поддерживали витебских евреев, не давали им отчаяться в трудный час. Книги, написанные ими, и сегодня изучают в любой точке мира, где живут евреи, соблюдающие заповеди Торы.

Поэтому, я бы, все-таки, хотел, что-бы город Витебск ассоциировался с такими мудрецами и праведниками как рабби Менахем Мендл из Витебска и последний раввин Москвы перед второй мировой войной, уроженец Витебска, рав Шмарьягу Медалье.

Именно «традиционные» евреи придавали городу особый колорит. Вот как описывает свои впечатления от Витебска в книге «Жизнь Арсеньева» великий русский писатель Иван Бунин: «В Витебск я приехал к вечеру. Вечер был морозный, светлый. Всюду было очень снежно, глухо и чисто, девственно, город показался мне древним и не русским: высокие, в одно слитые дома с крутыми крышами, с небольшими окнами, с глубокими и грубыми полукруглыми воротами в нижних этажах. То и дело встречались старые евреи, в лапсердаках, в белых чулках, в башмаках, с пейсами, похожими на трубчатые, вьющиеся бараньи рога, бескровные, с печально-вопросительными сплошь тёмными глазами. На главной улице было гулянье – медленно двигалась по тротуарам густая толпа полных девушек, наряженных с провинциальной пышностью в бархатные толстые шубки, лиловые, голубые и гранатовые. За ними, но скромно, отдельно шли молодые люди, все в котелках, но тоже с пейсами, с девичьей нежностью и округлостью восточно-конфетных лиц, с шелковистой юношеской опушкой вдоль щёк, с томными антилопьими взглядами… Я шёл как очарованный в этой толпе, в этом столь древнем, как мне казалось, городе, во всей его чудной новизне для меня».


Город Витебск имеет древнюю историю. Большинство историков считает, что город был основан киевской княгиней Ольгой в 947 году. К сожалению, практически не сохранились документы, из которых мы можем понять, когда появились в Витебске евреи. До наших дней не сохранился ни витебский пинкас, ни протоколы литовских еврейских Ваадов. Скорее всего, первые евреи пришли с волной эмиграции еврейского населения из прирейнских государств на восток - в Королевство Польское и Великое княжество Литовское. Можно предполагать, что именно в это время еврейская миграция достигла и далекого Витебска на севере ВКЛ. В «Витебской летописи», составленной в XVIII в., находим следующую запись: «Цевивку, витебского старосту, и Герасима - владыку сожгли за измену на жидовском камне в год 1415». (Необходимо отметить, что слово «жиды» в ВКЛ употреблялось как традиционное наименование еврейского населения и до времени присоединения к Российской империи не несло никакой унизительной окраски).

Начало образования общины относится, по-видимому, к 1627 году, когда воевода Симеон Сангушко разрешил арендатору Юде Якубовичу построить синагогу на собственной земле, в замке или городе. В одном из документов, датированном 1639 г., Якубович назван «старшим витебским евреем». Уже в XVI в. евреи ВКЛ объединялись в общины - кагалы, во главе которых стояли «старшие евреи», которых кагал выбирал на год.

К сожалению, в середине XX века был утрачен Витебский пинкас, содержавший важные свединия из жизни еврейской общины. Первая запись в нем датирована 5466 годом от сотворения мира, т.е. 1706 годом. В частности, в пинкасе отмечено, что жалование раввинам в 1725 году состовляло 250 злотых.

Первого из раввинов Витебска, о котором нам что-либо известно, звали Арье Лейб (ум. 1770). Известно, что ранее он был раввином Новогрудка. Раввином Витебска он был более 50 лет (1720-1770). Он был зятем руководителя раввинского суда Люблина раввина Симхи а-Когена Рапопорта. Вне всякого сомнения 50 лет его раввинской деятельности в Витебске наложили отпечаток на город. Его книга «Диврей Арье» не была напечатана и сохранилась в рукописи у мужа его правнучки, раввина города Ругова в Литве, рабби Мойше-Мишель-Шмуэля Шапиро. Их дочкой была раббанит Лея Гитл - мать великого праведника рава Ицхака Зильбера (1917-2004).

О некоторых раввинах того времени мы знаем только потому, что до нас дошли либо их книги, либо рекомендательные письма, ими подписанные. В 1765 году в городе Франкфурт на Одере вышла книга «Бейт Яаков Эш». Под одним из рекомендательных писем стоит подпись рава Ишая Хефеца - руководителя раввинского суда святых общин города Витебска. Видимо, в то время он был достаточно большим авторитетом. Его подпись стоит рядом с подписью раввина Минска, выдающегося мудреца Торы, рава Арье Лейбом Гинзбургом(1685-1785), известным по названию своей книги Шаагат Арье.

В это же время в Витебске работал другой раввин - рав Цви Гирш, сын рабби Шимона. В 1802 году в городе Дубровно Могилевской губернии выходит в свет его книга «Адрат Зкеним». Она содержит ответы на вопросы по разделу «Йоре Деа» «Шулхан Аруха», а также его разъяснения ряда трактатов Вавилонского талмуда. Из титульного листа видно, что книга выходит в свет после смерти автора. Из рекомендательных писем на книгу известных раввинов того времени мы узнаем следующую информацию. Ее печатью занимался внук автора, Иегошуа сын Меира, тоже живущий в Витебске. Автор книги жил в Витебске в то время, когда раввинами города были рав Арье Лейб и рав Иешая Перец. В рекомендательных письмах отмечается, что у рава Цви Гирша было много учеников, по видимому, он руководил ешивой.

В Витебске родился один из духовных лидеров хасидизма, для которого название города стало частью его имени. Его так и называют рабби Менахем-Мендл из Витебска (1730-1788). Его отец был раввином Витебска и главой городской ешивы. Еще в детском возрасте р. Менахем-Мендл начал учиться у Магида из Межирича (1704-1772). Со временем он стал ближайшим учеником Магида, ему было поручено записывать уроки наставника. Вместе с Магидом он посещал в Меджибоже основателя хасидизма рабби Исраэля Бааль-Шем-Това. У Магида училось целое созвездие выдающихся хасидских мудрецов и праведников. Рабби Менахем Мендл был первым среди них. На него смотрели как на духовного наследника Магида. В восемнадцать лет р. Менахем-Мендл женился на дочери одного из богачей Минска. В то время для богатого человека было большой честью выдать дочку замуж за мудреца Торы. Это ценилось намного больше, чем наличие состояния. Ибо деньгами папа свою дочку и так уже может обеспечить. А вот породниться с мудрецом Торы - это совсем другое дело…

В указаниях о порядке похорон Магид из Межирича говорит, что касаться его тела и савана могут только люди, которые подпишутся под этим его письмом. Это были его ближайшие ученики. Первым стоит подпись рабби Менахем Мендла, сына р. Моше из Витебска. Своему сыну, рабби Аврааму Малаху, он говорит во всех вопросах слушать совета рабби Менахем Меделя.

После смерти Магида из Межирича в 1773 году рабби Менахем-Мендл поселился недалеко от Витебска в Городке и возглавил хасидское движение в Белоруссии и Литве. Сюда к нему приходили тысячи хасидов. Среди них были ближайшие ученики Магида, такие как рабби Шнеур Залман из Ляд (1745-1813), рабби Авраам из Калиска (1741-1810), рабби Исраэль из Полоцка (ум. 1780) и рабби Борух из Косова (ум. 1802). Городок стал хасидским центром евреев Белоруссии и Литвы.

При этом рабби Менахем-Мендл всегда отличался скромностью. Легенда гласит, что незадолго до смерти к Магиду пришла группа евреев из Белоруссии. Они пожаловались ему, что он живет далеко от них, и невозможно придти и пообщаться с ним в любое время. Тяжело им большую часть времени проводить без учителя и духовного наставника. Магид дал им одну из своих одежд, ремень и посох. Он сказал им: «Возьмите эти вещи и отдайте человеку по имени Мендель, который живет в Витебске. Он и будет вашим лидером». Они поехали в Витебск и стали искать рава Менделя. Никто им не мог помочь в этом. Все отвечали что нет тут ни раввина, ни праведника с таким именем. В конце концов, одна женщина сказала: «Нет тут раввина по имени Мендель, однако есть много Менделей. Моего мужа тоже зовут Мендель». Они сразу поняли, что это и есть тот, кого они ищут. Пришли они к нему домой, отдали ему все вещи и передали слова Магида. Когда он одел одежду Магида, подпоясался ремнем и взял в руки посох, все сразу поняли, что перед ними другой человек – духовный лидер и наставник.

Дом рабби Менахема Мендла из Витебска в Тверии.
Дом рабби Менахема Мендла из Витебска в Тверии.
Сегодня Бейт Мидраш хасидов Карлин Столин.

В 1777 году рабби Менахем-Мендл во главе группы, состоявшей из нескольких сотен хасидов и членов их семей, принимает решение отправиться в Землю Израиля. Они поселились вначале в Цфате, а затем, в 1781 году, перебрались в Тверию. Находясь в Земле Израиля он пытается осуществлять духовное руководство хасидами, которые остались в Белоруссии. Посылает им письма с наставлениями о том, как служить Творцу, передает ту мудрость, которую он получил от своих учителей - основателей хасидизма. К сожалению, большие расстояния препятствуют духовному общению. Последователям хасидского учения в Белоруссии становится сложно без наставника. Они начинают ездить к хасидским цадикам на Украину, не смотря на просьбы рабби Менахем Мендла не делать этого, поскольку путь служения Творцу евреев Украины не всегда подходит евреям Белоруссии. Когда, по прошествии ряда лет, он понимает, что евреи Белоруссии остаются без духовного руководства, он просит другого ученика Магида из Межирича, рабби Шнеура Залмана из Ляд (1745-1813) возглавить хасидское движение в Белоруссии.

В Земле Израиля рабби Менахем Мендл считал необходимым сближение с общиной сфарадим – евреев выходцев из Испании. Благодаря женитьбе своего сына Моше он породнился с известной династией сефардских раввинов Абулафия.

Рабби Шнеур Залман из Ляд.
Рабби Шнеур Залман из Ляд.

Кстати, приближение рабби Шнеура Залмана из Ляд, основателя движения Хабад, к хасидизму тоже произошло благодаря рабби Менахему Мендлу из Витебска. Об этом можно прочитать в книгах Залмана Рудермана «Сипурей мофет. Бааль аТания» и «Меромем веИш алия» Менахема Зигельбойма.

После женитьбы рабби Шнеур Залман жил в Витебске. Он обычно на долгое время уединялся для изучения Торы и служения Творцу. Через какое-то время к нему присоединился р. Исроэль Гутман из Глубокого (ныне Витебская обл.). Когда они услышали, что рабби Менахем Мендл из Витебска, который тогда жил в Городке, приезжает в Витебск, они пришли в синагогу послушать его урок. Потом они встали в длинную очередь вместе с остальными евреями Витебска, чтобы поздороваться с праведником. Когда они подошли поближе, рабби Менахем Мендл посмотрел на них и сказал: «Я вижу, что вы особенные люди. Есть у меня для вас одно испытание и если вы выдержите его, то достигните небывалых высот в постижении Торы. Вы должны, начиная с исхода субботы и до начала следующей субботы, принять на себя пост. Можете только пить немного воды по вечерам. И нельзя, чтобы кто-либо другой узнал, что вы поститесь. Если выдержите – достигните высоких степеней святости».

Рабби Шнеур Залман и р. Исроэль приняли на себя это испытание и продолжили заниматься Торой с удвоенным усердием. Когда в пятницу они днем вышли из комнаты, где они учили Тору, они встретили р. Йегуду Лейба Сегаля, тестя рабби Шнеур Залмана. Он посмотрел на них и сказал: «Вижу я, что вы ослабели от учебы. Спуститесь на кухню и отведайте шаббатних кушаний». Рабби Шнеур Залман ничего не ответил, вернулся в комнату и продолжил учебу. А р. Исроэль не мог удержаться, запах шаббатней еды ударил ему в нос, он спустился на кухню и поел. Когда в шаббат утром они продолжили учебу, р. Исроэль вдруг увидел, что он совершенно не понимает того, что с легкостью доступно рабби Шнеур Залману. История продолжилась и в последующие дни. Когда р. Исроэль понял, что уровень постижения Торы рабби Шнеур Залмана для него непостижим, он оставил его и вернулся к себе на родину в Глубокое. Там он стал успешным купцом.

После этого рабби Менахем-Мендл сказал рабби Шнеур Залману, что чтобы найти свой путь служения Творцу, ему надо поехать к рабби Дов Беру Маггиду из Межирича. Когда со временем рабби Шнеур Залман стал руководителем движения Хабад и духовным лидером хасидов Белоруссии, р. Исроэль приходил к нему в числе других его последователей послушать слова Торы и получить наставление в служении Творцу.

Эту историю р. Исроэль Гутман рассказал незадолго перед смертью. При этом слезы текли из его глаз. Он мог подняться на уровень рабби Шнеур Залмана и потерял эту возможность в одно мгновение…

Рабби Шнеур Залман принял на себя все заботы по материальному обеспечению хасидов, обосновавшихся на Святой Земле. Он организовал сбор средств – не только по всей Белоруссии, но даже в Литве, а также регулярную переправку денег с помощью специальных курьеров.

Жизнь этого выдающегося мудреца, основателя хасидского движения Хабад, тоже была тесно связана с городом Витебском. Он родился в 1745 году в городке Лиозно, южнее Витебска.

В пятнадцать лет он женился на дочери витебского богача Йеуды-Лейба Сегаля. Стремясь получить юного гения в зятья, р. Сегаль дал своей дочери баснословное приданное в пять тысяч золотых монет. Вскоре после свадьбы на эти деньги рабби Шнеур-Залман построил возле Витебска несколько поселений для еврейских сельскохозяйственных артелей, а также закупил для них необходимый земледельческий инвентарь и скот – чтобы поселенцы смогли кормиться трудом своих рук. Молодая семья поселилась в доме тестя, взявшего на себя заботу об ее пропитании, а рабби Шнеур-Залман погрузился в изучение Торы, ведя самый аскетический образ жизни. В восемнадцать лет он закончил изучение Талмуда со всеми сопутствующими комментариями, а затем приступил к углубленному постижению кабалы. Очень серьезное внимание уделял молитве.

Но все же жизнь в доме тестя была для него непростым испытанием. Об этом пишет рав Хаим Меир Гильман (1855-1928) из Лепеля (сегодня Витебская обл.) в книге «Бейт Ребе». Путь служения Творцу которым шел рабби Шнеур Залман был странным в глазах тестя. Он пытался давить на свою дочь, чтобы она потребовала развод. Когда она решительно отказалась, он начал всячески притеснять молодую пару. Мог зимой перестать отапливать дом, в котором они жили, переставал давать средства на пропитание. Но все это никак не влияло на рабби Шнеур Залмана. Он ни на пядь не отступал от своих принципов.

Вскоре после возвращения рабби Шнеур Залмана из Межирича его тесть разорился и умер. Его теща Бейла очень переживала за поведение мужа. После его смерти она снова смогла нажить крупное состояние. Она обратилась к рабби Шнеур Залману и предложила ему вернуться жить в Витебск, обещав обеспечивать его всем необходимым. На это предложение он ответил ей шутливой притчей: «Несмотря на то, что, когда ребенок находится в чреве матери, ему там хорошо и он живет на всем готовом, после появления на свет он вряд ли согласиться туда вернуться».

В двадцатилетнем возрасте он вступил в круг учеников Магида из Межирича. Следуя настоятельному совету Магида из Межерича, р. Шнеур-Залман составил алахический кодекс, охватывавший широкий спектр законов, связанных с повседневной жизнью и праздниками. Книга, получившая название Шульхан арух а-рав («Шульхан арух» Рава), принесла ему известность в еврейском мире.

Возглавив хасидов Белоруссии через некоторое время после отъезда рабби Менахем Мендла из Витебска в Святую Землю и обосновавшись в своем родном городке Лиозно, рабби Шнеур-Залман сумел не только сохранить и сплотить оставшиеся общины, но и значительно расширить движение.

В распространении идей хасидизма в целом и Хабада в частности в Белоруссии Витебск занимал одно из важнейших мест. Рабби Шнеур Залман переодически посещал город на протяжении всей своей жизни. Это было связано как с семейными торжествами, так и с распространением хасидизма. Еще при жизни рабби Шнеура Залмана ряд раввинов – учителей закона в городе были хасидами.

С Витебском связана печальная страница в жизни сына рабби Шнеур Залмана, второго лидера движения Хабад, рабби Дов Бера (Мителер ребе, 1773-1827). После смерти своего отца в 1813 году, семья рабби Дов Бера была в тяжелом материальном положении. Зная об этом, его хасиды собирали деньги, чтобы поддержать его материально. Но ребе решил раздать эти деньги нуждающимся. Сохранилась его переписка, касающаяся сбора и распределения этих денег.

По прошествии более 10 лет эти письма попали в руки наследника получателя письма. Он объединился с одним из богатейших людей Витебска, родственником рабби Дов Бера со стороны матери, Симхой Кисиным. Они аккуратно подправили цифры, указанные в письме, увеличив их в сто раз. Получилась огромная сумма. Как ребе удалось за короткое время собрать столько денег? С какой целью? Деньги предназначаются турецкому султану. И, кроме того, зал синагоги рабби похож на Иерусалимский Храм.

Расследование вел генерал-губернатор Витебский, Смоленский и Могилевский Н.Н. Хованский. Осенью 1826 года рабби Дов Бер и его сын Менахем Нохум были доставлены в Витебск и помещены под арест.

Так же был задержан ближайший ученик рабби Шнеур Залмана, рабби Ааарон аЛеви Горовиц из Староселья (1766-1828). Около 30 лет рабби Аарон находился с ним рядом. Будучи на 8 лет старше рабби Дов Бера, он был его другом и наставником в вопросах служения Творцу. После смерти рабби Шнеур Залмана он претендовал на то, чтобы возглавить движение Хабад. После того, как большинство хасидов поддержало рабби Дов Бера, рабби Аарон создал свой хасидский двор в местечке Староселье, недалеко от Орши. Результатом этого стал полный разрыв с рабби Дов Бером, с которым он так же расходился в путях служения Вс-вышнему.

Витебск. Главная Хоральная синагога.
Витебск. Главная Хоральная синагога.

В Витебске существовало несколько синагогог, принадлежащим хасидам Староселья. Сын рабби Аарона, р. Михаль Довид, живший в Витебске, был очень богатым человеком и известен поддержкой бедных евреев города. Он пытался взывать к совести доносчика. Результатом стал донос на его отца рабби Аарона и его арест.

К счастью, оба доноса достаточно быстро были признаны безосновательными. Рабби Аарон из Староселья был выпущен на свободу в рош-ходеш Кислев, а рабби Дов Бер 10 кислева. Движение Хабад празнует этот день как Хаг аГеула – праздник освобождения. Кстати, вскоре после этого события, главное действующее лицо этого доноса - Симха Кисин разорился и со временем стал горьким пьяницей. Когда он видел хасидов Хабада, празднующих 10 кислева, он подходил к ним и просил выпивки и закуски на том основании, что они имеют возможность праздновать этот праздник только благодаря ему.


Несмотря на то, что Витебск был одним из центров хасидизма в Белоруссии, на протяжении 8 лет в 1812-1820 годах раввином города был рабби Гершон (ум. 1848), сын рава Клонимуса Калмана из Друи. рав Гершон родился в Вильно и Виленский Гаон был сандаком во время его обрезания.

Рав Гершон состоял в переписке со многими выдающимися мудрецами своего времени такими как рав Авраам Абли Посвалер (1764-1836), руководитель раввинского суда Вильно, рав Шауль Кацеленбоген (1828-1891) раввин Кобрина, рав Элиягу Раголер (ум. 1830) бывший раввином Калиша (Польша) и рав Давид Лурия (1798-1855) из Быхова. Из его сочинений увидела свет только небольшая подборка его комментариев к Шульхан Аруху, которые издал муж его внучки в 1909 году. Из этого издания мы, кстати, узнаем, что его сын, Клонимус Калман, который к тому времени уже умер, тоже проживал в Витебске.

Одно из самых его известных алахических решений касалось вопроса кошерности гета одной женщины из города Лукомль, недалеко от Витебска. Этот вопрос обсуждался в сборниках респонсов таких выдающихся хасидских мудрецов как рабби Нехемия аЛеви из Дубровно (1789-1853), рабби Ааарон аЛеви Горовиц из Староселья (1766-1828) и 3-ий ребе Хабад-Любавич рабби Менахем Мендл из Любавичей (Цемах-Цедек, 1789-1866). Они признали гет этой женщины некошерным и запретили ей повторно выйти замуж. Приведем этот случай как он описывается в сборниках респонсов Цемах Цедек (Эвен аЭзер, 297-298) и Диврей Нехемия (25), рабби Нехемии из Дубровно. Кстати, эта история помогает немного понять образ жизни и внутренний мир евреев Витебска.

Молодая девушка по имени Маня поехала со своим отцом из Лукомля в Наровлю (сегодня Гомельская обл., более 400 км. От Лукомля). В Наровле она вышла замуж. Но, видимо, семейная жизнь вдали от семьи не очень складывалась. Когда в Наровле оказался знакомый еврей, который направлялся в Чашники (недалеко от Лукомля, ок. 20 км.) она попросила его повлиять на мужа и добиться от него развода, а после доставить ее обратно к родителям. За это посредник получал определенную плату – отрез материала стоимостью 4 рубля. Муж дал ей развод. Но когда посредник привез ее в Лукомль и передал подтверждение из раввинского суда в Наровле, то там имя женщины значилось не Маня, а Геня. С точки зрения алахи, если имя женщины написано в гете с ошибкой, гет недействителен и женщина считается неразведенной. С другой стороны, подтверждение развода это не гет, оно является только доказательством, что развод проведен по закону. Человек, который привез женщину, засвидетельствовал в раввинском суде, что в гете имя женщины было написано как надо, Маня. Раввины долго выясняли, как правильно его писать. А свидетельство писалось некоторое время после развода и на его текст просто не обратили серьезного внимания. Таким образом, мы имеем дело с опиской. Но, поскольку посредник получил плату за привоз женщины и организацию развода, возникает вопрос, можно ли доверять его свидетельству.

Отец этой женщины по совету одного раввина решил поехать в Наровлю и попытаться прояснить ситуацию. Прибыв в город Мозырь, от которого до Наровли было около 40 км, он смог получить заверенное раввинским судом Мозыря свидетельство писца, который писал гет о том, что в гете было написано имя Маня. Один из свидетелей подтверждения о разводе, выданном в раввинском суде Наровли, так же засвидетельствовал в раввинском суде Мозыря, что в гете было имя Маня, а к написанию подтверждения о разводе, к сожалению, отнеслись небрежно, и туда вкралась ошибка.

Тем не менее, по мнению ряда мудрецов, гет женщины нельзя было признать разведенной. Сойфер является заинтересованным лицом, поскольку он получил плату за написание гета. А по отношению к свидетелю действует талмудическое правило, что после того, как человек засвидетельствовал что-либо, (а подпись под подтверждением является свидетельством), он не может это изменить. И, кроме того, у нас отсутствуют показания двух других свидетелей подтверждения о разводе.

Рабби Гершон признал гет этой женщины кашерным и разрешил ей вновь выйти замуж. Поскольку принятое им решение шло вразрез с мнением большинства авторитетов того времени, оно вызвало большой резонанс. Некоторые из раввинов, которые не согласились с мнением рабби Гершона, написали специальную брошюру, посвященную этому вопросу, и переслали ее крупнейшему алахическому авторитету того времени рабби Акиве Эгеру (1761-1837). В этой брошюре были приведены также рассуждения рав Гершона без упоминания его имени. Рабби Акива Эгер после рассмотрения материалов брошюры сказал, что он считает, что рабби Гершон прав. Он написал ему специальное письмо с благодарностью и благословением. Это письмо очень усилило авторитет рава Гершона.

Еще один известный спор в бытность раввином Витебска произошел у рабби Гершона с рабби Шнеуром Залманом из Ляд. Суть вопроса состояла в следующем. Курица, зарезаная кашерным способом, может быть признана все равно некашерной, если у нее повреждены внутренние органы. Но только определенные повреждения могут повлиять на кашерность курицы. В то время кашерные куры не покупали в магазине. Каждая хозяйка покупала живую курицу. После этого она несла ее к шойхету, что бы тот ее зарезал. Если после шхиты возникали вопросы, она шла к раввину. И вот одно такое повреждение, которое рабби Шнеур Залман всегда признавал некашерным, рабби Гершон признал вполне кашерным. Когда рабби Шнеур Залман приехал в Витебск, рав Гершон пришел его навестить и изложил свои аргументы по этому вопросу. Долгое время они спорили и, несмотря на то, что рабби Шнеур Залман был намного старше и у него было очень много последователей в Белоруссии, рабби Гершон с ним не соглашался. Когда рабби Шнеур Залман посетил Витебск, рав Гершон навестил его, и они вместе долго обсуждали эту тему. Тем не менее и после этого каждый остался при своем мнении. Рабби Шнеур Залман сказал, что и в будущем в подобных случаях он признает эту курицу некашерной, а рабби Гершон - что он и в дальнейшем будет разрешать ее в пищу.

План Витебска.
План Витебска. 1820 г.

Не смотря на алахический спор, рабби Шнеур Залман относился с большим уважением к рабби Гершону и сказал, обращаясь к многочисленным собравшимся, которые присутствовали при их споре, что и хасиды так же могут обращаться к нему с вопросами по алахе.

Рав Гершон превыше всего любил истину и ненавидел лесть. Однажды он узнал, что материал для плаща его жене продали намеренно по очень низкой цене. Рабби Гершон после этого вообще отказался пользоваться плащом.

Очень тщательно он подходил к вопросу о выдаче раввинских дипломов. Особенно тщательно он проверял знание законов шаббата. Рабби Гершон объяснял это тем, что, если возникает вопрос относительно кашерности курицы, можно без спешки посоветоваться со знающим и опытным раввином. Но в шаббат могут возникнуть вопросы, связанные с опасностью для здоровья и жизни человека. И тут решение относительно того, надо ли нарушить святость шаббата ради спасения жизни человека потребуется принимать немедленно.

В 1820 году рабби Гершон оставил Витебск и переехал в Шклов. По-видимому, он предпочел город, где еврейское население было более близко ему по взглядам, в отличие от Витебска, большинство жителей которого были хасидами.

После отъезда рава Гершона из Витебска раввином города стал один из ближайших учеников рабби Шеура Залмана из Ляд рав Ицхак-Айзик Багарад (1770-1868). Он был раввином Витебска на протяжении шести десятилетий.

Рассказывают, что во время экзамена на звание раввина рабби Шнеур Залман задал ему три вопроса, связанные со сложными алахическими проблемами. Рабби Ицхак-Айзик почувствовал, что эти вопросы не случайны – и действительно, две первые проблемы ему пришлось решать почти сразу по прибытии в Витебск. Однако проходило десятилетие за десятилетием, а третий вопрос оставался невостребованным.

В глубокой старости, приближаясь к своему столетнему рубежу, рабби Ицхак-Айзик перестал принимать посетителей, но по-прежнему часто приходил в раввинский суд, чтобы консультировать других судей. И однажды он услышал, как посетитель задает судье тот самый, третий, вопрос, которого он ждал. Рабби Ицхак-Айзик подошел к спрашивающему и вынес решение, противоречащее мнению всех остальных судей. Судьи начали доказывать свою правоту, но, когда они основательней разобрались в деле, то убедились, что истина на стороне рабби Ицхака-Айзика. По пути из суда домой рабби Ицхак Айзик вызвал к себе членов похоронного братства. Его родные и ученики были поражены, ведь он ничем не болел и даже не испытывал особого недомогания – и тем не менее, как только члены похоронного братства явились в дом, он лег на кровать и вернул Создателю свою душу.

Рабби Ицхак Айзик родился в местечке Смиловичи под Минском. Он воспитывался в доме своего дяди со стороны матери рава Земеля Стоцкера, который был большим мудрецом Торы и был учеником рабби Шнеура Залмана из Ляд. Вместе с дядей он ездил в Минск принимать участие в споре с противниками хасидизма.

Вначале он 16 лет был раввином в местечке Островно (Новогрудский район), а затем в 1803 году по указанию своего учителя рабби Шнеур Залмана переехал в Витебск. По отъезду рабби Гершона он становится главным раввином и руководителем раввинского суда города.

Рабби Ицхак Айзик был крупным алахическим авторитетом. Часто к нему обращались по имущественным вопросам. В своей раввинской деятельности он отличался отсутствием всякой предвзятости по отношению к любому человеку. К нему уважительно относились и местные власти.

Сборник респонсов рабби Ицхак Айзика «Пней Ицхак» вышел в свет более чем через 40 лет после его смерти в 1909 году. По-видимому, книга много лет ждала издателя, т.к. рекомендательные письма, публикуемые в начале книги, принадлежат ряду раввинов, которых на тот момент уже не было в живых. Кстати, книга получила рекомендации ряда выдающихся мудрецов принадлежащих к различным течениям иудаизма. Это и 3-й адмор Хабад Любавич рабби Менахем Мендл Шнеерсон, известный как Цемах Цедек (1789-1866), и 2-ой адмор Хабад Капуст, внук Цемах Цедека, рабби Шнеур Шломо Залман (1830-1900), рав Йекутиэль Залман Ландо (1822-1895), который стал раввином Витебска после рабби Ицхак Айзика, рабби Меир Лейбуш, известный как Мальбим (1809-1879), автор классического комментария Танаха, бывший в 1870-1873 годах раввином города Могилева, рабби Нафтали Цви Йегуда Берлин (1816-1893) - руководитель знаменитой Воложинской ешивы, и рав. Хаим Ойзер Гродзинский (1863–1940) - главный (неофициальный) раввин Вильно и духовный лидер евреев Польши и Литвы в период между двумя мировыми войнами.

Авторитет рабби Ицхак Айзика был настолько велик, что он дал рекомендательные письма на книги своего учителя рабби Шнеур Залмана из Ляд «Шулхан арух аРав» и «Ликутей аТора». Он пишет о нем как об ангеле, который жил среди нас.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru