Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Михаил Ривкин, Аркадий Шульман
«ПОРОДНЕННЫЕ ВОЙНОЙ.»

Воспоминания Каим Л. Г.

Воспоминания Зиберт Е. Н.

Воспоминания Ивановой И. Г.

Воспоминания Баранова И. А.

Аркадий Шульман
«Я ПРОШЕЛ КРУГАМИ АДА…»

Людмила Хмельницкая
«ИЗ ИСТОРИИ ВИТЕБСКИХ СИНАГОГ»

Ирина Левикова
«КАЗАЛОСЬ, ЧТО ТАКАЯ ЖИЗНЬ – НАВСЕГДА»

Открытие Мемориального знака памяти узников Витебского гетто. 25 июня 2010 г.

Эдуард Менахин
«МЕНАХИНЫ»

Аркадий Шульман
«ХРАНИТЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ ПАМЯТИ»

Воспоминания Яловой Р. Х.

Вера Шуфель
«О ТОМ, ЧТО БЫЛО…»

Павел Могилевский
«МОЯ ПРАБАБУШКА»

Аркадий Шульман
«СЕМЬЯ ЛИОЗНЯНСКИХ»

Александр Коварский
«МОЙ ОТЕЦ БЫЛ САПЁРОМ»

Михаил Матлин
«СЕМЬЯ МАТЛИНЫХ»

Лев Полыковский
«ИСТОРИЯ ВИТЕБСКОЙ СЕМЬИ»

Полина Фаликова
«ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ»

Владимир Костюкевич
«ДЕВОЧКА ИЗ ГЕТТО»

Вера Кнорринг
«ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Аркадий Шульман
«НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ»

Аркадий Шульман
«ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ДЕТСТВО»

Жерновков Сергей
«ИОСИФ ТЕЙТЕЛЬБАУМ»

Яков Басин
«ХЕДЕРЫ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»

Марк Папиш
«ДОРОГА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

Ефим Гольбрайх
«БЫЛОЙ ВОЙНЫ РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРОКИ»

Воспоминания Я. Михлина.

Борис Бейнфест
«О МОИХ ВИТЕБЛЯНАХ»

Инта Серебро
«НА ВОЙНЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ СТРАШНО»

Ирина Азевич
«ТАК СРАЖАЛИСЬ ГВАРДЕЙЦЫ»

Александр Блинер
«МОЯ СЕМЬЯ»

Юрий Ивановский
«О МОЕЙ БАБУШКЕ»

Белла Дукаревич
«ЕЖЕДНЕВНО ВСПОМИНАЮ О НИХ»

Владимир Пескин
«СЕМЬЯ ГЕРОЕВ»

Григорий Аронов
«ПАМЯТИ ОТЦА»

Залман Шмейлин
«АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ…»

Мария Конюкова
«ВНУЧКА И ДОЧЬ МЕДАЛЬЕ»

Дина Каим
«ПОД ЕЕ РУКОВОДСТВОМ ИЗГОТАВЛИВАЛИ ПЕРВЫЙ ПЕНИЦИЛЛИН В СССР»

Анатолий Хаеш
«МОЯ БАБУШКА ФРЕЙДА ШЕВЕЛЕВА, ПО МУЖУ – ИГУДИНА, ЕЕ СЕМЬЯ И ПОТОМКИ»

Вера Ключникова
«МОЯ ЖИЗНЬ»

Роза Левит
«НАЧНУ С НАЧАЛА ПРОШЛОГО ВЕКА»

Сьюзан Левин
«ВСПОМИНАЯ ВИТЕБСКИХ ПРЕДКОВ…»

Аркадий Шульман
«НОВАЯ СИНАГОГА В ВИТЕБСКЕ»

И. Смирнова
«ЗАБЫТЫЙ ФОЛЬКЛОРИСТ ИЗ ВИТЕБСКА»

Яков Шейнин
«ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ В ВИТЕБСКЕ В 1908 ГОДУ»

Константин Карпекин
«ЧТОБЫ ВСЕ МОГЛИ УЧИТЬСЯ»

Р. Мордехай Райхинштейн
«РАВВИНЫ ВИТЕБСКА ДО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Григорий Лесин
«Я ПОМНЮ»

Михаил Ханин
«ГВАРДИИ СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ИСААК ХАНИН»

Нисон Йосфин:
«А Я УПРЯМЫЙ»

«ВОСПОМИНАНИЯ О ПОГРОМЕ В НОВКЕ»

Михл Вышецкий
«ЭТО ЖИЗНЬ!»

Наталия Крупица
«БЕЛАРУСЬ-ИЗРАИЛЬ: УЧИТЕЛЬ МАРКА ШАГАЛА И ТАЙНА СЕМЕЙНОЙ РЕЛИКВИИ»

«ХРАНИТЕЛИ ПАМЯТИ. ЭПИЗОДЫ. ВИТЕБСК». Видео.

Витебск в «Российской еврейской энциклопедии»


НЕОБЫЧНАЯ БИОГРАФИЯ

Александр Борисович Арсентьев, 1933 года рождения, капитан второго ранга в отставке, до недавнего времени работал в Морском клубе, занимался с детьми моделирование кораблей и парусников, часто выступает в школах, хороший резчик по дереву, принимал участие в выставках. После смерти жены живет один, сын с семьей в Минске.

– До войны постоянной квартиры у родителей в Витебске не было. Мы жили около Смоленского базара, в двухэтажном кирпичном доме. Потом за железной дорогой, по улице Свердлова.

Отец родом с Лезненщины. Дед и его семья жили на хуторе Старины – сейчас это часть районного центра Лиозно, в тридцатые годы, когда стали укрупнять населенные пункты дед поселился в Лиозно. Его звали Иван Данилович Иващенко. У них была большая семья: пять сыновей и две дочери. Я лето проводил на хуторе. Дед был пчеловодом в колхозе. У него был большущий яблоневый сад, и там стояли ульи.

Мамина семья была городская, витебская. Мамину маму, моя бабушку, я застал. Она жила за Полоцким базаром. Стеся Гадаскина – это ее фамилия по мужу.

Отец – Иван Иванович Иващенко. Служил в территориальных войсках, в кавалерии, очень гордился этим. Работал начальником отдела снабжения Витебского пивзавода. Подходил к этой должности по всем статьям. Был грамотным человеком и мог на спор выпить 15 бокалов пива. Командирский ремень со звездочкой сходился на последней дырочке.

Мама работала в гастрономе, который был в этом же доме, где я сейчас живу, по улице Кирова. Последняя ее должность – директор магазина. Маму звали Стера Марковна Гадаскина.

У мамы было две сестры и два брата. Старший брат Яков погиб на фронте под Великими Луками. Сестра Рахиль работала до войны на фабрике «Знамя индустриализации». У нее был сын Володя. Больной мальчик, но исключительный умелец, сам собирал фотоаппараты.

Бабушка была против замужества мамы. Она не общалась с моим отцом. Сказала, что приданного не даст. Отец ответил, что маму и без приданного заберет. Так в начале тридцатых годов они поженились.

В июне 1941 года я с детским садиком уехал на дачу. В это время началась Великая Отечественная война. Через несколько дней за мной приехала мама и забрала меня в Витебск. Отца дома уже не было. Через пару дней он появился в военной форме с кубиками в петлицах. Потом приходил несколько раз домой в гражданской одежде. Что происходило в это время, я не знаю, могу только догадываться. При мне родители старались ни о каких серьезных вещах не говорить.

Мы жили по улице Свердлова, сделали землянку во дворе (в каждом дворе были землянки), во время бомбежек люди прятались в них.

Гадаскины успели эвакуироваться в Пермь (Молотов), а семья маминой сестры Рахили – в Среднюю Азию.

…С утра говорили, что немцы еще далеко, дойдут через неделю. Мама никуда не двигалась. Она была материально ответственным работником. Все горкомовские работники уже рванули из города, а материально ответственные люди оставались до последнего. Немцы пришли в город после полудня.

День был жаркий. Пожар начался с района пивзавода. В землянке было столько дыма, что высидеть там было невозможно. Мы дворами ушли в район Сосоников. В этой слободе жила одна женщина, которая с мамой вместе работала. Поднялись мы на Юрьеву горку. Увидели панораму горящего Витебска. Огонь был такой большой, что даже наши лица обдавало жаром. На улице на мотоцикле сидел немец. К мотоциклу был привязан ящик с конфетами и печеньями. Немец ел сладости. Это был первый немец, которого я увидел.

Магазин, в котором работала мама, тоже сгорел. От денег, лежавших в сейфе, остался один только пепел.

Потом немцы появились по всему городу в ярко-зеленой форме.

Когда немцы уже были в Витебске мы втроем пешком ушли в Лиозно. Поселились у деда. Отец снова вернулся в Витебск, на тележке привез часть вещей из землянки. Он сказал, что наш дом сгорел.

К дому деда в Лиозно сделали однокомнатную пристройку. Там и поселились. Отец стал работать на железнодорожной станции Лиозно разнорабочим. У нас дома стали появляться незнакомые прежде люди. Думаю, отец был оставлен для подпольной работы и связан с партизанами. Пытался выяснить, подтвердить это документально, но не смог. В архиве нашел данные о подполье только начиная с 1943 года.

Мама не была похожа на еврейку. Конечно, соседи знали кто она. Но были порядочными людьми и не предали ее.

Так мы прожили до 2 апреля 1943 года. В дом пришел полицейский и забрал отца. Мама была дома, но ее вначале не тронули. Думаю, донесли на отца. В день, когда бомбили железнодорожную станцию Лиозно, а там скопилось много составов, эшелонов с боеприпасами, отца не было на работе. Отца расстреляли фашисты 9 апреля возле Адаменского рва, где сейчас памятник погибшим стоит. Маму забрали позже. После смерти отца полицаи узнали, что она еврейка. Конечно, кто-то им сообщил. И маму расстреляли там же. Уже после войны их перезахоронили на старом кладбище около льнозавода.

Меня немцы не тронули. Я ушел из Лиозно назавтра после расстрела в деревню к дяде Федору – брату отца. Потом перебрался к дяде Сергею, это в 15 километрах от Лиозно. Жена дяди Федора, увидев меня, говорила: «Опять этот дармоед идет». Но когда я уже после войны приезжал в Лиозно, она говорила, что оказывается, больше всех меня любила.

Фронт двигался. Наши освободили Лиозненщину. Дивизионные склады стояли на кладбище, а мы жили рядом в землянке. Было нас в ней семь человек, не считая вшей, которых было бесчисленное количество.

Я ходил в школу. Был конец марта. Метель, снег. Вернулся в землянку и не могу отогреться. В это время на складах майор Арсентьев выписывал для медсанбата бинты, вату, в том числе и спирт. Спустился в нашу землянку. Попросил возможности отогреться. А мой дед был образованным человеком. Он приходскую школу оканчивал. Служил фельдшером во время войны с Японией и в Первую мировую. Под спирт они нашли общий язык.

Я учился при немцах в первом классе один месяц, потом нас выгнали, надо было помещение школы отдавать под госпиталь. В 1942 году еще пару недель ходил в школу, опять в первый класс. Когда наши пришли я пошел сразу во второй класс. Был худой, дистрофик.

Арсентьев спросил, пойду ли я с ним, стану ли сыном полка. Я ответил: «Возьмете, пойду». Кушать хотелось каждый день. А он обещал кормить, и форму выдать. Дед согласился с таким предложением. Еды никакой не было, боялись, что дети умрут с голода. В тот же день достали лошадь, поехали в горсовет и переписали мне документы. Я стал Арсентьевым Александром Борисовичем.

У майора Арсентьева на фронте была жена, они вместе учились в Томске в медицинском институте. Я с ними на фронте пробыл семь месяцев, мы дошли до Варшавы. Жил при госпитале. Потом решили, что мне надо учиться. Отправили меня с ранеными к сестре жены Арсентьева в Подмосковье. Она подговаривала раненого отвезти меня обратно в Москву и потерять там. Голодно было, и лишние рты были не нужны. Потом Надя, так звали сестру, смирилась. Она жила с сыном Володей. Мы учились вместе и подружились. Год я прожил я в Подмосковье. Потом жена Арсентьева – Таисия ехала к родным на Урал рожать. Это было в июле или августе 1945 года. И меня забрала с собой. У нее родился мальчик. Его назвали Миша. Он говорил мне, что тоже расписывался на Рейхстаге, когда был в животе у мамы.

На Урале я прожил меньше года, окончил там четвертый класс. Меня разыскала тетя Роза Гадаскина из Витебска. Она уже побывала и в Подмосковье, и на Урале – всюду меня искали. Бабушка приказала: «Что хочешь делай, но чтобы внук был около меня».

Мне выправили документы. Тетя Роза забрала меня. Таисины родители уезжали на Кубань. Сказали, как устроятся, так напишут мне. Письма от них я так и не получил.

Пока я приехал в Витебск, бабушка умерла. Я жил у тети Розы. Она в тот год вышла замуж. Учился я легко. Школу окончил без троек. Поступил в морское училище в Пушкине. В год выпуска нас всех перевели в училище КГБ. Служил в Поти на морской базе в особом отделе, потом в Индонезии. Был Черноморский флот, потом Северный. Службу закончил начальником особого отдела.

Вернулся в Витебск. Двадцать лет проработал в Морском клубе Школы ДОСААФ.

Вот такая, не совсем обычная биография, у моего собеседника – Александра Борисовича Арсентьева.

Записал Аркадий Шульман

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru