Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Константин Карпекин
«СИНАГОГИ СУРАЖА»

Аркадий Шульман
«НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ЭТОТ ДЕНЬ»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Аркадий Шульман
«ИХ ПОКОЙ БЕРЕГУТ СОСНЫ»

Раиса Рахлина
«В ДИВИЗИОНЕ РАДИОПЕРЕХВАТА»

Галя Димент
«МОЙ ДЕДУШКА – РАВВИН ИЗ МЕСТЕЧКА»


НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ЭТОТ ДЕНЬ

– Евреев Суража расстреляли 3 августа 1941 года. Я этот день не забуду никогда, сколько буду жить, – сказала Клара Семеновна. – Там на памятнике ошибочно написано 12 августа. В принципе большой роли дата не играет. Памятник ведь поставлен в память о людях, которые жили в Сураже, и были расстреляны фашистами за то, что они евреи. Но, наверное, для историков важна дата, когда произошло это злодеяние.

Клара Салькова
Клара Салькова

Клара Семеновна Лесина (по мужу Салькова) в Сураже в роковые военные дни оказалась по стечению обстоятельств. Она коренная витеблянка. Правда, жизнь сложилась так, что все послевоенные годы прожила в Чебоксарах. Витебск за 65 лет приезжала всего трижды. Сразу после окончания войны, на 50-летие 10-й средней школы и сейчас, к подруге.

Я сижу напротив Клары Семеновны в Витебском еврейском общинном центре и слушаю ее рассказ.

– Я 1924 года рождения, мне уже 85… Папа у меня был служащий. Он из Енакиево, это Донбасс. Его звали Соломон. Отчества отца не помню, он умер, когда мне было лет семь-восемь. А мама, её имя Нехама Шая-Юдовна, работала в детском саду воспитательницей. «Какая Шая Юдовна, – сказали ей. – Ребята не выговорят. Она стала и всегда оставалась Ниной Исаевной. Её девичья фамилия Скоробогатова, а по мужу – Лесина. Мама родом из Любавичей. Я ездила туда, мне было восемь лет. Самое смешное, что вспоминается, как мой двоюродный брат, который там жил, ему десять лет, зажег папиросу и говорит: «Попробуй». Двоюродного брата звали Саша. В Любавичах жили мамины сестры: тетя Мира, тетя Рахиль. У них было пятеро сестер. Были тетя Берта, она молодая умерла, и тетя Сара, они жили в Витебске.

– Как сложилась судьба этих людей? – спросил я.

– У тети Сары был сын Соломон, он работал врачом в Москве, у него были две дочери Фаня и Леля. У тети Миры из Любавичей была дочери Фаня, Люба и сын Саша. Саша отвоевал всю войну, тетя выплакала глаза, думала, что не вернется, а он вернулся. Люба с Фаней жили в Москве, больших должностей не занимали, когда разрешили эмиграцию, уехали в Америку, и Израиль.

– Вы окончили школу в 1941 году, что дальше?

– А дальше война… Мама была с детским садом на даче. Надо было ждать, когда родители приедут за детьми, разберут их. Она не могла уехать. Немцы быстро заняли Витебск, уже 11 июля они полностью захватили город, и нам пришлось бежать. Восемь месяцев мы жили в оккупации. С одной деревни ходили в другую деревню. Встречали нас люди неплохо. Мы, конечно, никому не говорили, что евреи. Я не была похожа на еврейку, да и у мамы не типичное лицо. В деревнях люди не очень присматривались, и не очень прислушивались, ты выговариваешь все буквы или нет.

Сначала мы пошли по Суражскому шоссе, и дошли до Суража. И там немцы убили мою сестру – 3 августа.

– Почему она оказалась среди евреев, и как Вы избежали этой участи?

– Я была очень активной. Приехала, познакомились с девочкой, местной деревенской. А там была ещё Наташа, она приехала из Ленинграда в гости к дедушке с бабушкой в Витебск. Дедушку с бабушкой убили фашисты, они были евреи, и она пристала к нам. Мы втроем пошли в лес, когда возвращались, нам местная женщина говорит: «Ваших всех погнали с собаками». Мы поняли, дело плохо.

– В Сураже знали, что Вы евреи?

– Когда мы пришли в местечко, мы перешли мост через реку Каспля, там деревянные дома стояли и в них жили наши однофамильцы – Лесины. У них были две дочери Фаня и Маша, и еще жили там другие родственники. Мы тоже поселились там. Мама, я и племянник в этом доме остались, а сестра – пошла в другой дом, где было меньше людей, она устала с малышом и хотела поспать. Дома рядом стояли.

– Ваша сестра была замужем?

– Да, ребенку был один год и два месяца.

– А где был муж Вашей сестры?

– Его звали Герман Илларионов. Его ещё в Витебске забрали в армию. Мы думали, что он погиб на войне, а он выжил.

– Что вам сказала мама?

– Она видела, как евреев на лодках перевозили через реку на ту сторону. Как сестра Фаня шла с женщиной... В тот дом, где жила мама с внуком тоже заглянул немец. Он сказал ей: «Сидите тихо, никуда не ходите, будут стучать – не открывайте». Так что всякие немцы были.

Мы с Наташей решили узнать, куда погнали евреев, и где моя сестра? Вообще-то мою подругу звали Сталина Чаплина. Но попробуй тогда скажи Сталина? И мы стали её называть Наташа. Она была похожа на еврейку, но всюду говорила, что грузинка.

Прошли мы весь Сураж, смотрим, сидит на обочине дороги немец. А у Наташи перед войной отец работал полпредом в Финляндии. Она очень хорошо знала немецкий язык. И этот немец говорит: «Девочки не идите туда. Там будут стрелять». Мы испугались и повернули обратно.

Я не была трусихой. До этого одна ходила в Витебск, смотреть, цел ли наш дом. Сорок пять километров пешком, уже немцы кругом были. Пришла, посмотрела – дома нашего нет – разрушен. Надо было где-то переночевать. Никого из подруг найти не могла. И тут ко мне подошел мужчина, оказался отец моей одноклассницы. Он меня домой забрал. Назавтра пошла обратно в Сураж. Температура под сорок. Я в зимнем пальто, которое мы захватили еще, когда уходили из дома. Кроме зимнего пальто и куртки у нас больше ничего не было.

Потом мы решили со Сталиной перейти линию фронта. А маму с внуком оставили в Сураже. Дошли до Яновичей. Там встретили наших соседей, в одном доме до войны жили. Большая семья. Бабушка, двое дочерей, и пять внуков. Фамилия одной дочери по мужу Иткина.

Мы говорим, всех в Сураже убили, надо бежать Они в ответ: «Куда мы побежим? Не может такого быть, чтобы всех расстреляли. Мы останемся». Ну, думаю, Ваше дело.

А потом я одумалась. Как же так, я ушла, а мама с Эдиком там. Мы вернулись обратно. Пришли, мамы в доме нет. Стали её искать. Евреев, кого еще не убили, немцы собрали в каменном разрушенном доме. Они там, на голом полу сидели.

Я пришла и говорю: «Мама мы отсюда должны уходить». «Что ты? Как же так? Нам ведь не разрешили». «Кто тебе должен разрешать? Фаню убили, теперь мы должны ждать своей очереди?» Уговорила её. Дом никто не охранял. Вечером мы ушли и стали ходить от деревни к деревне. Сначала дошли до Усвят, потом – по Великолукскому шоссе. Старались, конечно, ходить, где немцев не было. Жители нас кормили, даже молоко иногда давали. Потом, уже наступил декабрь, нас одна женщина в деревне Зайково, по-моему, её фамилия была Золотова, приютила. У неё было четверо детей, дом был, в нем громадная печка. Мы пробыли там до 23 февраля 1942 года.

– Она не знала кто Вы?

– Она не спрашивала, а мы не говорили. Но там была управа, были полицаи. Нам сказали, что надо документы получить в Езерище. Маму мы оставили в Зайково, а с Наташей пошли пешком в Езерище – это 45 километров. Была оттепель, но дул очень сильный ветер. Трое суток мы шли, пройдем сколько-то километров, остановимся в деревне, отдохнем.

Пришли в Езерище, наврали в комендатуре, в конечном итоге, нам выдали документы. В это время в Езерище было совещание полицаев. Со всей округи их собрали. Обратно мы с этими полицаями на лошадях возвращались в Зайково. Нам потом было смешно даже. Наташа сидела в телеге, она была очень нежная девочка. Я была энергичная, спортом занималась. За телегой часто бежала, чтобы не замерзнуть. Так мы добрались до Зайково. Там жил один мужчина. Жена его была до войны в Витебске актрисой Белгостеатра. И вот 23 февраля 1942 года ночью он забрал свою семью, нас, корову вел на привязи, и мы перебрались к партизанам. Это было километров в шести от Зайково. Потом нас на лошадях переправили в Верхний Волочек, а дальше на машинах до Калинина. Уже оттуда по железной дороге мы добрались до Чебоксар. Уже с Ленинграда блокада была снята и Наташа Чаплина сказала, что хочет ехать домой, там остались мама и брат.

В Чебоксарах я училась в юридической школе. Вышла замуж. Работала на заводе юрисконсультом – 36 лет. Я меня взрослая внучка. Вот такая история.

Аркадий Шульман

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru