Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.»

Рахмил Бейлинсон
«СУДЬБА»

Антон Параскевин
«ОКАМЕНЕВШИЙ РАССВЕТ»

Антон Параскевин
«ТРИСТА СЕМНАДЦАТЫЙ»

Клара Миндлина
«К ИСТОРИИ ОДНОГО ПАМЯТНИКА»

Константин Карпекин
«ИУДЕИ И СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В МЕСТЕЧКЕ СИРОТИНО (1920-е гг.)»

Глеб Запальский
«МАНЕВИЧИ: СЕМЬЯ КУЗНЕЦОВ ИЗ СИРОТИНО»

Майя Щербаковская
«ОН БЫЛ ВЕСЕЛЫМ, ДОБРЫМ И УМНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

Софья Филькова
«О СЕМЬЕ МАМЫ»

Антон Параскевин
«ВАЛУН ХАНА-РЕЙЗЫ»


Майя ЩЕРБАКОВСКАЯ

ОН БЫЛ ВЕСЕЛЫМ, ДОБРЫМ И УМНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

Мой отец, Шербаковский Наум (Нахман) Григорьевич (Герцелевич), родился 10 июля 1908 года в семье рабочего-коробейника и домохозяйки в местечке Сиротино. В семье было трое детей. Наум был младшим. Жили бедно, но дружно. Ему не было девяти лет, когда умер отец, и он вынужден был идти работать. До 1924 года учился в школе и пас скот. Потом работал на обработке льна. С 1927 по 1931 год работал в системе потребкооперации. Прошел путь от ученика заготовителя до заведующего отделом. В 1931 году был назначен директором базы «Белплодовощ». В это время он встретил молодую красивую девушку Рахиль, которая приехала после окончания медицинского техникума на работу в Сиротино. В 1933 году они поженились, и у них родились сын и дочь.

Наум Шербаковский.
Наум Шербаковский.

В 1939 году в Витебске организовался «Облпотребсоюз», и отец был назначен заместителем начальника «Заготуправления», где и проработал до начала войны. В июле 1941 года его отправили сопровождать ценные грузы в тыл. Мы ехали вместе с ним. Враг наступал. Поезд разбомбили. Потом плыли на барже по Волге. Снова бомбежка. Опять поезд. В сентябре 1941 года груз был доставлен в Уфу Башкирской АССР, а отец, как не военнообязанный, был назначен директором заготконторы Уфимского райпотребсоюза. В августе 1942 года он добился отправки на фронт. Свой воинский долг исполнял честно и добросовестно, за что был награжден орденом Красной Звезды и многими медалями. В армии вступил в партию и, поскольку кому-то показалось имя Нахман Герцелевич то ли сложным, то ли непонятным, его записали Наум Григорьевич. Позже у него было много неприятностей: в паспорте и других документах он оставался Нахман Герцелевич.

В 1944 году отец был тяжело ранен, к тому же заболел брюшным тифом и двусторонним воспалением легких. Состояние было настолько тяжелым, что его посчитали умершим и отправили маме похоронку. Мне было тогда пять лет, но я хорошо запомнила тот страшный день, когда мама получила трагическое известие. Она сидела на стуле с каменным лицом, а по щекам текли слезы, падая на листок, лежащий у нее на коленях.

Папу спасла молодая врач, которая стала осматривать умерших и обнаружила, что один из них едва дышит. Она срочно прооперировала его, и потом долгие месяцы выхаживала.

Через несколько месяцев после похоронки пришло письмо от отца, в котором он сообщил обо всем, что с ним случилось. А еще через некоторое время я проснулась оттого, что через открытую в спальню дверь на меня падал свет и в другой комнате кто-то разговаривал. Я встала и вошла туда. У стола сидели счастливые родители. Папа был очень худой и остриженный наголо. Это было начало 1945 года. Папу демобилизовали.

Пока он воевал на фронте, мама работала надомницей, была донором. За сданную кровь получала краюшку белого хлеба и два кусочка сахара для подкрепления организма, но она не ела это, а несла нам. Мы с братом стояли у окна и ждали, когда придет мама. Она приходила, клала на стол этот ломтик хлеба, разрезанный пополам, и сахар, а сама ложилась на кровать без сил. Мама была очень худенькая и слабая.

С возвращением папы жить стало легче. Он пошел работать. Его избрали председателем правления Уфимского райпотребсоюза. В 1946 году по вызову Витебского обкома мы вернулись в Витебск, где папа занимал ряд руководящих должностей. У него был опыт организатора и его бросали на отстающие участки народного хозяйства, несмотря на то, что он не имел высшего образования. Отец окончил курсы экономистов в 1939 году и курсы технологов пищевой промышленности.

Мы все хорошо помним начало 50-х годов – всплеск антисемитизма. Папа ходил, как тень. В нашей семье была толстая книга на языке идиш Шолом-Алейхем «Избранное». Папа хорошо читал на идиш и знал местечковый диалект. Когда он читал нам, мы покатывались от смеха. И вот однажды отец пришел с работы раньше времени, взял книгу и сказал, что ее надо сжечь. Он сел на стульчик перед печкой, долго смотрел на книгу, а потом бросил ее в огонь. Я стояла сзади него и видела, как плечи его вздрагивают. Я заглянула в лицо – по щекам текли слезы. Потом он сказал маме, что, возможно, к нам придут с обыском.

В 1954 году в городе на руководящих должностях почти не осталось евреев. Отца вызвали в Минск к министру мясо-молочной промышленности и сказали: «Мы назначаем тебя директором птицекомбината. Но я тебя, Наум, прошу об одном, чтобы ты не собирал вокруг себя хедер». Этот министр, как говорил папа, не был антисемитом. Он вырос тоже в местечке среди евреев, хорошо знал еврейский язык, но ему была дана такая установка.

Несмотря на предупреждение, главным инженером на птицекомбинате стал Либерман, а главным технологом – Бэлла Мироновна. Дела у них шли хорошо. Но в 1957 году в стране появилось новое веяние: из отстающих колхозов создавать совхозы. И, конечно, это обойти отца не могло: его посылают в Городокский район из четырех колхозов, создавать совхоз «Стайковский». Буквально, за пару лет из отсталого хозяйства совхоз выходит в передовые в Городокском районе и в Витебской области. За заслуги в выполнении производства продуктов сельского хозяйства в 1959 году отец был награжден Почетной грамотой Верховного Совета БССР, что давало право на получение персональной пенсии.

В начале 60-х годов под Витебском в деревне Хайсы решили построить птицефабрику, и директором огромного строящегося предприятия назначили Щербаковского Н.Г. С этой тяжелой работой отец отлично справился. Фабрика заработала досрочно, начала выпускать продукцию, но ему сказали, что для работы директором не хватает образования, и перевели снова в систему потребкооперации, где он тоже немало сделал и откуда ушел на пенсию.

Отец всего себя отдавал работе, но не забывал и о семье. Он был в высшей степени порядочным человеком. Уже то, что, занимая такие должности, он не имел хорошей квартиры, говорит о многом. Мы всегда жили скромно. У папы было много друзей. Он был веселым, добрым и умным человеком, прекрасным мужем и отцом.

Много страданий выпало на его долю: он похоронил сына, который не дожил до 40 лет; похоронил брата и сестру; сам пролежал прикованным к постели два года.

Умер папа 23 января 1993 года. Похоронен в Витебске на еврейском кладбище. Мы свято храним память о нашем дорогом человеке.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru