Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Аркадий Шульман
«ЛИОЗНО»

Леа Апарцева
«ДНИ ДЕТСТВА»

Элла Гоз
«МАЛЕНЬКОЕ МЕСТЕЧКО ЛИОЗНО»

Аркадий Шульман
«ЛИОЗНО ВРЕМЕН МОЕГО ДЕТСТВА»

Борис Черняков
«ВСПОМИНАЯ ЛИОЗНО»

Дина Каган
«ИСТОРИЯ «ИСХОДА»

Евгений Агранович
«ПОСЛЕДНИЙ РАВВИН ЛИОЗНО»

Аркадий Шульман
«ПОЕЗДКА НА РОДИНУ ПРЕДКОВ»

Ирина Староверова
«ЧТОБЫ ПОМНИЛИ…»

Галина Суворова
«ГДЕ ПОХОРОНЕН МОЙ ОТЕЦ?»

Людмила Бирюлькова
«ШАГАЛОВСКИЙ МАРШРУТ»

Аркадий Шульман
«70 ЛЕТ СО ДНЯ ГИБЕЛИ УЗНИКОВ ЛИОЗНЕНСКОГО ГЕТТО»

Леонора Фельдман
«ФАМИЛИЯ НА КАРТИНЕ ШАГАЛА»

РОЗЫСК РОДСТВЕННИКОВ

Лиозно в «Российской еврейской энциклопедии»


ЛИОЗНО ВРЕМЕН МОЕГО ДЕТСТВА

Самсон Григорьевич Сусед, 1922 года рождения. После института работал инженером-экономистом, сначала в Риге, с середины 1960-х годов в Витебске.
Это интервью я взял у него в конце 1990-х годов.

Самсон Сусед. Самсон Сусед.
Самсон Григорьевич Сусед.

– В Лиозно жил мой дедушка Сендер-Нохим Просмушкин. Моя бабушка Песя Евсеевна Эйдельштейн, из деревни Билево, сейчас это район Витебска. Она родилась в семье кантонистов, то есть тех, кто двадцать пять лет служил в царской армии. Ее предка в армии крестили, но когда после службы он пришел домой, вернулся в иудейскую веру. У Эйдельштейнов был надел земли в Билево, они построили дом. Бабушка вышла замуж за деда, и они приехали в Лиозно.

Это было типичное еврейское местечко. Я знаю о нем больше по семейным рассказам. В Лиозно жили представители власти: полицмейстер, жандарм, почтмейстер. В Лиозно жил фельдшер Иванов. Это было местное медицинское светило. Лиозненские жители считали, что Иванов может вылечить от всех болезней. А если Иванов не сможет вылечить, значит, никто не сможет. Иванов работал в Лиозно и после революции. И меня он лечил, когда я гостил у бабушки.

Приезжал я туда каждое лето.

В центре городка стояла большая церковь. Дедушка жил во флигеле, в глубине земельного участка, как раз напротив церкви.

Бабушка родила восьмерых детей, двое из них умерли в младенчестве. Выросли четыре сына и две дочки. Парни стали обустраиваться в Лиозно.

Григорий Сусед.
Григорий Сусед.

Дедушка построил заезжий двор с магазином, у него был ледник. Это значит, сруб закопали в землю. Зимой сыновья рубили лед на реке, свозили в этот сруб и перекладывали лед соломой. Когда крестьяне приезжали на базар, ярмарку, туши мяса, которые они не успели продать, складывали в этом леднике. Дедушка за это имел какие-то доходы. Амбар у него был для муки, зерна – хранили у него, и за это он брал деньги. Держал дедушка лошадь, корову, у него было хозяйство. Причем всего он достиг, добился своими руками и головой.

Старший сын Гирш, занимался торговлей. Он скупал лошадей в Лиозно, грузил их в товарные вагоны и отправлял в Петербург. Этим он продолжал заниматься и во время НЭПа. Жил зажиточно. Построил красивый двухэтажный дом на Вокзальной улице недалеко от деда. Первый этаж был из кирпича. А позднее купил дом под Ленинградом в Павловске и перебрался туда. Жена у него была из Бешенковичей – Сара Юдовина.

У них было три сына. Лева погиб на железной дороге. Саша – шофер, воевал, после войны какое-то время жил в Лиозно. Младший, Лейзер – танкист, погиб в 1941 году.

Второй сын Сендера-Нохима – Самуил погиб в годы войны под Сталинградом.

Хаим, до революции работал сторожем у помещика Хлюстина, его поместье было неподалеку в Адаменках. Сторожил сад. В годы войны воевал. В эвакуации погиб его сын Давид.

Евсей тоже воевал, вернулся с войны старшим лейтенантом. Его дети живут в Соединенных Штатах Америки.

Сара Менделевна Просмушкина.
Сара Менделевна Просмушкина –
мама Самсона Григорьевича.

Моя мама Сара, познакомилась с отцом Григорием Суседом в Лиозно. Его послали туда работать в милицию. Он был начальником в этой организации. Папа получил образование, окончил коммерческое училище. Потом воевал на фронтах Первой мировой войны, устанавливал Советскую власть в Витебске, служил в ЧК.

В Лиозно он остановился жить у деда. Там познакомился с мамой. Маме было 18 лет, папа был постарше. Он не мог сделать религиозную свадьбу в Лиозно. А мама и ее родители настаивали на этом. И они сделали хупу в Ленинграде, чтобы не было огласки.

В Лиозно были две синагоги, обе деревянные.

Меня впервые привезли в Лиозно в три года. Дедушка каждое утро ходил в синагогу. Иногда меня брал с собой. Туда приходили все наши родственники. Они вначале обменивались новостями, а потом молились.

В субботу после синагоги все собирались у деда дома на праздничный обед. Во главе стола сидел дед, потом сыновья, зятья, невестки. Мы, внуки, сидели с краю стола. У каждого было свое место.

Дедушка наливал рюмку вина, говорил благословление, потом передавал рюмку жене, детям, она шла по кругу. Потом все начинали кушать.

У деда в доме жили бедные родственники. Малка была сиротой. Дедушка взял ее в дом, выделил отдельную комнату, кормил, поил. В Лиозно жила девушка Дора, позднее она стала учительницей. Ее отец уехал в Америку на заработки и пропал. Дора с мамой остались без средств к существованию. Дед взял их в дом, и они жили у него года три.

Такие обычаи были во всех еврейских домах.

Во дворе дедушкиного дома было много всяких хозяйственных построек, и только небольшой кусок земли был отведен под огород. За ним смотрела бабушка. Она смотрела за коровой, в хозяйстве были куры. За лошадью смотрел дед или его сыновья.

Сара и Григорий Суседы.
Сара и Григорий Суседы –
родители Самсона Григорьевича.

Соседями деда был мастер, изготавливавший шапки, его так и звали кирзнер, что в переводе с идиша означает шапочник. С другой стороны жили Меерзоны, наши дальние родственники. Когда в феврале 1942 года фашисты расстреливали евреев Лиозно, мальчик Меерсон убежал из-под расстрела. Попал к партизанам. Мстил за погибшую семью, и сам погиб. Его отец после войны вернулся с фронта.

Я помню, как у дедушки на праздник Йом-Кипур во дворе делали обряд Каппара. Брали петуха и крутили его над головой. Тем самым от людей отгоняли болезни. И над моей головой крутили молоденьким петушком. А рядом стояла беременная женщина и держала в руках куриное яйцо.

Когда пришла революция в Лиозно, мало кто понял, что это такое и какое будущее ждет людей.

Появились комитеты бедноты, в которых было немало евреев. Однажды комбеды пришли к деду и сказали:

– Мендель, ты никого не эксплуатировал, но ты зажиточный человек. Продай нам свое хозяйство, мы будем строить кооператив.

Дедушка на них посмотрел и ответил:

– Я с большевиками дел иметь не хочу.

Он не понимал, что такое большевики, какое строится государство. Новая власть конфисковала у деда все имущество: корову, лошадь, все строения. Дедушку с бабушкой просто выбросили на улицу. Сыновья уже разъехались, кто в Москву, кто в Ленинград. Дедушка, проживший всю жизнь в Лиозно, не захотел уезжать. Их приютила одна белорусская семья. Они жили в домике на берегу реки Мошна. Дед пользовался большим авторитетом в местечке. Белорусская семья отвела для жизни дедушке часть дома, кровать, стулья, самовар. И не взяла за это деньги. Дедушка ходил ежедневно смотреть на свою усадьбу, на то, что построил за свою жизнь. От переживаний он стал болеть. И вскоре он умер. Похоронили его на еврейском кладбище в Лиозно.

На похороны деда собрались все родственники. Я с двоюродным братом после похорон пошел на базар. Крестьянин увидел нас и сказал: «Шиндеренка внуки приехали». И все стали на нас смотреть.

Еврейское кладбище в Лиозно было огорожено деревянным забором. Была постройка, где обмывали покойников, одевали их в саван. Когда хоронили, глаза закрывали черепками, брали гусиное перо и лицо мазали взбитым яйцом, в наволочку насыпали песок. Выкапывали яму, обкладывали досками и сверху накрывали досками, а на голову посыпали землю из Иерусалима. И закапывали. На могиле ставили островерхую доску, на которой писали, кто здесь погребен. Потом уже ставили на могилу мацейву.

После смерти деда, бабушка переехала жить к нам в Витебск, затем – к невестке в Ленинград. Умерла в эвакуации в 1942 году.

Последний раз я был в Лиозно в 1965 году. Никого из моих родственников там уже не было. Целый день ходил по городу, по местам знакомым с детства. На вокзале от старой станции осталась одна водокачка и грузовая платформа, откуда дядя Гриша грузил лошадей для отправки в Ленинград.

Узнала меня только одна пожилая женщина. Лиозно жило другой, незнакомой мне жизнью.

Записал Аркадий Шульман

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru