Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Марина Воронкова
«ХОЛОКОСТ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Ефим Юдовин
«БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

Ефим Юдовин
«НЕКОГДА ДУМАТЬ, НАДО СПАСАТЬ»

Ефим Юдовин
«НА ВОЛНАХ МОЕЙ ПАМЯТИ»

Яков Рухман
«ДВА ГОДА Я БЫЛ ДЕВОЧКОЙ»

Моисей Миценгендлер
«ПО ДОРОГЕ К ПАРОМУ»

Ефим Гольбрайх
«В ДВЕРЯХ СТОЯЛ СЫН»

Лейб Юдовин
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Лейб Юдовин
«НАЧАЛО ВОЙНЫ»

А. Авраменко
«СОХРАНИТЕ ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Константин Карпекин
«АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ О БЕШЕНКОВИЧСКИХ СИНАГОГАХ»

Михаил Фишельман
«О ТОМ, ЧТО ПОМНЮ»

«ЖИЗНЕЛЮБ»

Галина Майзель
«МЫ РОДОМ ИЗ БЕШЕНКОВИЧЕЙ И СЛУЦКА»

Лев Полыковский
«БРОНЯ ЛЕВИНА И ЕЕ СЕМЬЯ»

Аркадий Шульман
«ПОРТРЕТ, НАРИСОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ»

Дарья Ломоновская
«Николай Гудян: “МЕНЯ ИЗБИВАЛИ ЗА ТО, ЧТО МОЙ ОТЕЦ НЕМЕЦ”»

Раиса Кастелянская
«ПАМЯТЬ СЕРДЦА»

Воспоминания М. Б. Запрудского

Станислав Леоненко
«ДАННЫЕ О ЕВРЕЯХ, ЖИВШИХ В БЕШЕНКОВИЧАХ И ПОГИБШИХ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА»

Станислав Леоненко
«ЕВРЕИ, ЖИТЕЛИ БЕШЕНКОВИЧСКОГО РАЙОНА, ПОГИБШИЕ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Исаак Юдовин
«ПАРОМ»

Бешенковичи в «Российской еврейской энциклопедии»


Моисей МИЦЕНГЕНДЛЕР

ПО ДОРОГЕ К ПАРОМУ

Поводом для моего письма послужил «Паром» Исаака Юдовина, опубликованный под рубрикой «Жизнь и судьба» («ЕК» от 7 сентября). Автор пишет: «Я поднимался с парома вверх по той же улице, по которой спускался к нему». Если идти от центра местечка к парому, то с правой стороны от начала спуска был двухэтажный деревянный дом, за ним кирпичный, в котором располагалась милиция, потом территория кузницы, с которой граничил сад Абрама Пожарина, до революции служившего управляющим лесными угодьями графа Уварова. Его жена Фейга была родной сестрой моей бабушки по линии отца.

Абрам был очень состоятельным человеком. Детей у них не было. Когда моя бабушка в 35 лет осталась вдовой c двумя детьми, старшему из которых, Лазарю, было 11 лет, а моему будущему отцу Шоломе всего пять, Абрам Пожарин забрал их из небольшого городка Велижа в свой дом в Бешенковичи. В этом доме 25 января 1926 года родился я, а через несколько часов в соседней спальне скончался дядя Абрам, который считался опекуном моего отца.

Ниже нашего дома, метров через 400–500 заканчивался спуск к реке. Вдоль реки стояли большие склады конторы «Заготзерно». На противоположной стороне улицы, немного выше нашего дома, сначала была синагога, потом клуб, а ниже клуба – дом деда и бабушки по линии мамы. В этом клубе я смотрел постановки еврейского театра, кажется проехавшего из Москвы: «Дер грейсер гевинс» («Большой выигрыш» или «200000»), «Коварство и любовь» и «Тевье дер милкикер». Так мне запомнились названия спектаклей. Вот на этой улице, выложенной булыжником, улице на которой жил мой дед, обе бабушки, тетя, дядя, двоюродные сестричка и братик, улице под названием Набережная, шел когда-то и автор материала Исаак Юдовин.

В местечке был большой парк с белками, прыгающими по деревьям, а в двух прудах росли лилии и плавали лебеди. Главной же достопримечательностью был графский дворец. По рассказам взрослых, в нём было 365 окон, по количеству дней в году, и каждый день открывали очередное окно, независимо от времени года. Во дворце останавливался Наполеон, во время своего похода на Москву. Из парка к реке вела тропинка, по которой император спускался к реке и небольшая часовенка, в которой он молился. Один раз в год открывались ворота для свободного посещения парка жителями местечка. Вот так было в Бешенковичах. Еще до революции и до страшной войны.

А потом пришли немцы. Яков Рухман, проживающий сейчас в Кармиэле, в «Камертоне» за 1995 год, в публикации «Ты осталась жива, Едя», вспоминает: «Как-то немцы стали раздавать белорусам картошку, которая находилась на складе у реки. Я побежал туда и встал в длинную очередь. Когда подходил к воротам, кто-то из местных показал немцу на меня и крикнул «юдэ». Немец схватил меня и швырнул на дорогу, по которой проходил грузовик. Лишь чудом я спасся».

А вот еще свидетельство, но это уже из воспоминаний Якова Генина, проживающего в Ришон ле-Ционе: «Каждый день евреев собирали в парке, и немцы отбирали людей для работы. Немец, снаряжавший на работу, надел на палку горлышко от бутылки и этой палкой бил по головам и спинам. И немцы, и полицаи свирепствовали одинаково, людей расстреливали просто так, для развлечения». А потом наступил этот черный день – 11 февраля 19425 года. Из гетто, расположенного по улицам Лепельской и Чашникской, немцы и полицаи гнали евреев: стариков, женщин и детей, гнали вниз, к реке, по нашей улице, где проходило мое детство. Они шли мимо домов, в которых прошла вся их жизнь. По льду, на ту сторону Двины, по главной улице Стрелки, о которой пишет Исаак Юдовин, где прошло его детство. Вместе с его родными гнали и моих: деда – Шимона Фрадкина, бабушку Сару и их дочь Фраду, бабушку Мину-Рейзу, жену ее старшего сына Лазаря – Любу, ее внуков, моих двоюродных – сестричку Рахиль – 10 лет и братика Бореньку 4 лет.

Вечная им память!

Открытие памятника
Открытие памятника

Мои родители Шолом Миценгендлер и Гита Фрадкина, переехали в г. Рогачев Гомельской области в 1930 году, но каждое лето, в середине июня мы уезжали в Бешенковичи. Жили у бабушек, или снимали дачу в деревне Хмельники в четырех километрах от местечка. Там собирались родственники и друзья родителей, приезжавших из Москвы, Ленинграда и других городов. Одних сестер Пожариных было девять и еще один брат. Все с детьми, моими ровесниками. Но в июне 1941 года нас… не было в Бешенковичах. 24 марта мама родила моего брата – Гришу, его рождение и спасло нас от страшной участи. Жив остался и мой дядя Лазарь Минценгендлер. Сразу же, после освобождения Витебска, он одним из первых вернулся в Бешенковичи. Крошечная надежда, теплившаяся все эти годы, не оправдалась. Чуда не произошло. Все родственники и друзья, все, кто не смог уехать, лежат там, на опушке леса, над которой стоит скромный памятник.

История памятника такова: Лазарь Моисеевич стал инициатором по сбору средств для изготовления и установки памятника. Знаю, что крупную сумму внес Лев Израилевич Пожарин. Сам памятник заказали в Ленинграде, а все работы контролировал Петя Берлин, работавший главным энергетиком крупного предприятия. Он же и привез готовый памятник на машине своего предприятия, за что имел крупные неприятности и был разжалован в рядовые электрики. Памятник был установлен в конце пятидесятых и с тех пор несколько раз местные хулиганы ломали его ограду, камнями разбивали памятную доску. Все это приходилось восстанавливать Лазарю Моисеевичу с помощью тогда еще проживавших в местечке евреев. В настоящее время памятник требует существенного ремонта.

На открытии памятника мы сделали фото. Первая слева в белом плаще – Соня Рубнич, четвертая слева – маленькая девочка – Инна Гликман – ее сестра, сзади Инны в платке – их мама. Сестры живут в Араде. В верхнем правом углу, в кепке, худой – Лазарь Моисеевич Миценгендлер, немного ниже и левее в кепке и белой рубашке – Петя Берлин…

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru