Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Марина Воронкова
«ХОЛОКОСТ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Ефим Юдовин
«БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

Ефим Юдовин
«НЕКОГДА ДУМАТЬ, НАДО СПАСАТЬ»

Ефим Юдовин
«НА ВОЛНАХ МОЕЙ ПАМЯТИ»

Яков Рухман
«ДВА ГОДА Я БЫЛ ДЕВОЧКОЙ»

Моисей Миценгендлер
«ПО ДОРОГЕ К ПАРОМУ»

Ефим Гольбрайх
«В ДВЕРЯХ СТОЯЛ СЫН»

Лейб Юдовин
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Лейб Юдовин
«НАЧАЛО ВОЙНЫ»

А. Авраменко
«СОХРАНИТЕ ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Константин Карпекин
«АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ О БЕШЕНКОВИЧСКИХ СИНАГОГАХ»

Михаил Фишельман
«О ТОМ, ЧТО ПОМНЮ»

«ЖИЗНЕЛЮБ»

Галина Майзель
«МЫ РОДОМ ИЗ БЕШЕНКОВИЧЕЙ И СЛУЦКА»

Лев Полыковский
«БРОНЯ ЛЕВИНА И ЕЕ СЕМЬЯ»

Аркадий Шульман
«ПОРТРЕТ, НАРИСОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ»

Дарья Ломоновская
«Николай Гудян: “МЕНЯ ИЗБИВАЛИ ЗА ТО, ЧТО МОЙ ОТЕЦ НЕМЕЦ”»

Раиса Кастелянская
«ПАМЯТЬ СЕРДЦА»

Воспоминания М. Б. Запрудского

Станислав Леоненко
«ДАННЫЕ О ЕВРЕЯХ, ЖИВШИХ В БЕШЕНКОВИЧАХ И ПОГИБШИХ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА»

Станислав Леоненко
«ЕВРЕИ, ЖИТЕЛИ БЕШЕНКОВИЧСКОГО РАЙОНА, ПОГИБШИЕ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Исаак Юдовин
«ПАРОМ»

Бешенковичи в «Российской еврейской энциклопедии»


Лейб ЮДОВИН

ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ

Бешенковичи находятся в 55 км от Витебска, 33 км от железнодорожной станции Чашники и 32 км от станции Сиротино, на шоссе Минск – Витебск.

I

По имеющимся историческим данным, населенный пункт, впоследствии названный Бешенковичами, возник примерно в XV веке на берегу реки Западная Двина, на полпути между Витебском и Полоцком.

По поводу названия есть легенда, что два брата приехали из Лепеля и поселились на излучине реки. (Лепель на запад в 60 км от Бешенковичей). По профессии они были гончарами, по национальности – евреями. Их фамилия была Шенкин. В те годы в моде была латынь, а на латыни «два» означает – «би». Назвали будущий городок Бешенки. А затем, спустя много лет, это слово трансформировалось в слово Бешенковичи.

В XVI – XVII веках поселение получило статус – местечко.

Бешенковичами и прилегающими к нему имениями (их было восемь) владели князья: Сапего, Агинские, графы Храптовичи и Бутиковы.

В 1634 г. Бешенковичи получили Магдебургское право. В 1708 г. во время Северной войны со шведами в Бешенковичах находились русские войска во главе с Петром I. Там заседал Русско-Польский военный Совет.

В честь такого события князь Агинский построил православную церковь, которая сохранилась поныне, т.е. в 70-е годы XX века.

Во время войны 1812 года в Бешенковичах находился гарнизон Наполеона Бонапарта. В октябре 1812 г. русские войска во главе с генералом Витгенштейном освободили Бешенковичи от французов. Памятником о прошедших боях в Бешенковичах стала сохранившаяся до наших дней «Батарея». Так местные жители назвали земляной вал на правом берегу Западной Двины, подковообразной формы, открытый в сторону реки, длиной около 800–900 метров. На гребне этого вала люди пробовали копать и обнаружили человеческие кости.

По рассказам наших дедов, до войны с Наполеоном, на берегу реки также был населенный пункт, который назывался Стрелкой. В подтверждении вышесказанного имеется небольшое старинное еврейское кладбище на опушке соснового бора, примерно в полукилометре от теперешнего поселка Стрелки. Это кладбище с трех сторон: севера, запада и юга окаймлено глубоким рвом, а с восточной стороны переходит в луг.

Поблизости от берега Западной Двины, на этом кладбище, хорошо видны могильные курганы.

Бешенковичи имеют солидную историю. По данным Еврейской энциклопедии, вышедшей в Петербурге в первые годы XX века, в 1776 году в Бешенковичах было 325 жителей, без указания национальности. В 1897 г. население Бешенковичей составило 4423 человека, из которых 3182 человека евреи.

II

На берегу Западной Двина напротив пароходной пристани стояли три амбара, огромных размеров, построенных в XIX веке графом Хребтовичем. Два из них (по состоянию на 1979 год) стоят по сей день. Эти амбары были наполнены товаром. Весной причаливали огромные баржи, которые перевозили мешки с зерном вниз по течению реки в сторону Риги. Некоторые жители гордились тем, что имели прямые торговые связи с Ригой. Помнится мне одна деталь из механизации, применяемой тогда при погрузке зерна. От дверей амбара устанавливали желоб (из строганных досок), и по этому желобу мешки спускались в баржу.

Еврейское население по занятиям делилось на следующие группы:

* Наиболее многочисленная группа. Ремесленники: портные, столяры, сапожники, кузнецы, кожевенники, жестянщики. К этой же группе относятся и немалое число извозчиков, которые назывались балаголы. Извозчики делились на 2 подгруппы. Одни занимались перевозкой грузов внутри местечка, а другие – межгородскими перевозками. Часть извозчиков перевозили пассажиров (седоков) до ст. Шумилино и до Витебска.

* Значительная часть евреев была занята в сфере торговли. У одних были свои лавки, другие – торговали зерном, льном, щетиной и другими товарами сельскохозяйственного производства. Небольшая группа евреев местечка была «коробейниками». Они ездили по окрестным деревням и продавали жителям мелкие товары.

Такие местечки как Бешенковичи были рассеяны по всей Белоруссии, как звезды в небе. Если взять Бешенковичи за центральную точку, то мы увидим следующее: до м. Островно – 30 км, до м. Чашники – 30 км, до м. Сенно – 30 км, до м. Улла – 30 км, до м. Шумилино – 32 км (до г. Витебска 40 км железнодорожного пути). Лепель и Сенно были уездными городами.

В центре местечка была базарная площадь, часто квадратной формы. По обе стороны площади рядами стояли лавки. На противоположной стороне – в миниатюре «Гостиный двор», тоже в форме квадрата. В центре городка всегда было здание пожарной части.

Базарным днем было воскресенье, в субботу евреи справляли шабес – шаббат.

Два раза в году проводились ярмарки. Зимой были «Красные торги», в летом – в Ильин день (20 августа по старому стилю). На ярмарки съезжалось много людей из разных городов, поселков, деревень, торговали большим ассортиментом товаров.

Несмотря на удаленность от железной дороги Бешенковичи были связаны с большим миром через Западную Двину. Когда река освобождалась ото льда, сразу начинали прибывать пароходы, баржи с грузами и т.д. Также сплавляли плоты деловой древесины целыми караванами, которые следовали вниз по течению в сторону Риги.

Повествование о пожаре в местечке Бешенковичи в 1922 году, очевидцем которого я был.

Лето 1922 года было жарким. Урожай у моего отца и его соседей был хорошим. В то лето пошли слухи о конокрадах, которые появились в соседних деревнях.

Стоял сентябрь, около месяца не было дождей. Поля были убраны, кроме картофеля. Дни становились короче, ночи длиннее. Электричества не было, сидели вечером при керосиновой лампе.

В один из вечеров отец решил несколько часов побыть в поле с лошадью, чтобы ее немного подкормить. Он поначалу спать не собирался, а потом усталость взяла верх и он уснул. Проснувшись, не увидел лошадь и пошел ее искать наугад. Отойдя около полукилометра, обнаружил своего коня. Тот щипал сочную траву и не подозревал, что его удаление принесет беспокойство хозяину.

Не успев рассказать о приключении с конем, папа сообщил маме о подозрительном огоньке, который увидел. Хотя отец вошел в дом тихо, но мы, дети, проснулись. Мама ему сказала: «Выйди и посмотри еще раз, не пожар ли это?!» Когда он вышел, увидел огромное пламя, и взволнованно вбежав в дом, произнес страшное слово: «Пожар!»

Вскоре мы все уже были на улице. Соседи спали и ни о чем плохом не подозревали. Папа велел мне немедленно разбудить их, что я и сделал. В это время ночную тишину нарушил грозный и тревожный звон главного церковного колокола. И хотя нашей Стрелке пожар не угрожал т.к. ветер дул в другую сторону, но все жители нашей стороны были на улице. Некоторых разбудили, а другие встали, услышав звон колоколов. Тем временем огонь распространялся с неимоверной быстротой. Этому способствовал сильный восточный ветер и старые деревянные постройки.

Пожарное депо находилось относительно недалеко от того места, где начался пожар и, когда прибежали пожарники, оно уже горело. Примитивные пожарные машины были уничтожены огнем, прежде чем они смогли воспользоваться ими. Многие наши стрелковчане переехали на пароме на большую сторону, чтобы помочь своим родственникам и друзьям в страшной беде.

Будучи свидетелем этого кошмара, я с ужасом наблюдал, как одновременно море огня полыхало на различных улицах местечка.

При порывах ветра было видно, как большие горящие головешки забрасывались на сотни метров, образуя новые очаги огня.

Дома в Бешенковичах были в основном деревянными. Каменные или кирпичные здания можно было сосчитать по пальцам. И хотя планировка была городского типа и улицы по тем временам не узкие, но застройка была сделана без учета противопожарной безопасности. Дома стояли впритык друг к другу.

Примерно через три часа после начала пожара, огонь достиг Луговой улицы, что поблизости от реки. И при свете этого страшного огня было видно, как люди стаскивали на берег к самой воде различную мебель, одежду и всякую домашнюю утварь. Я оставался на нашей стороне, мы не были уверены, что огонь не перекинется через Двину, особенно когда пожар охватил береговую улицу. И если бы ветер изменил свое направление, нашей Стрелке был бы конец. Но как говорится: «Бог миловал».

К пяти часам утра весь городок был превращен в сплошное пепелище. То, что люди наживали на протяжении веков, огонь уничтожил в течение пяти часов. Когда наступило утро, на улицах еще дымили остатки бывших домов. Сгорело примерно девяносто процентов зданий городка.

Немного позже мы узнали о еще одной страшной трагедии, связанной с пожаром. Сгорело восемь человек. При чем шесть из них из семьи моего любимого Ребе Алтера Резника. Его жена – Хае Соре. Зять Велв Гильман и четверо внуков: две девочки – дочери умершего ранее сына Алтера – Боруха и двое детей дочери Алтера – Хаси (мальчик и девочка). Мальчика звали Зямой. Ему было лет одиннадцать. Он был способный, и дедушка его любил больше других внуков. Из другой семьи погибли старик со старухой.

Уставшие, измученные люди бродили по дымящимся пустырям и что-то искали. Мне тогда показалось, что они сами не знали, чего ищут. Побродив по неузнаваемым улицам, я вернулся к парому, чтобы пойти домой. Паром был на другой стороне, на берегу оказалось много людей, ожидавших его. В это время к берегу подошел мой старый Ребе Алтер и начал спрашивать у людей, не видели ли кого-либо из его близких родных. Спрашивал он о тех, которых уже не было в живых. Однако, ему казалось, что он, возможно, еще кого-либо из них найдет. Мне было совершенно непонятно, почему он упомянул Боровцы. Эта деревня в 4 км от Бешенковичей. Возможно, он подозревал, что кто-то из его близких ушел в названную деревню. Мне было его жаль до слез. Он стоял, сгорбившись на берегу реки, недалеко от парома. Его большие, всегда добродушные и ласковые глаза, были воспалены и из них выделялись крупные прозрачные слезы. Хотя внешне казалось, что он не плакал. Его землисто-серое лицо, пронизанное многочисленными морщинами и глубокими складками свидетельствовало о той тяжелой жизни, которой пришлось прожить этому уважаемому старику. И на склоне лет, на его голову свалилось невообразимое горе.

Мой дядя Пейше приютил Алтера, его овдовевшую дочь Хашке с оставшимися тремя детьми.

Вскоре многие погорельцы навсегда покинули Бешенковичи. Одни уехали в Витебск, другие в Ленинград, третьи в различные города и местечки к родственникам или знакомым.

Поначалу многие сомневались в том, что наш родной городок, когда-либо поднимется из руин и пепелищ. Однако, оставшиеся в Бешенковичах погорельцы думали по-другому. Их мысли были заняты тем, как начинать жить сначала.

Тем временем, потерявшие свой кров, люди нашли временный приют на нашей Стрелке, и на окраинных улицах в уцелевших домах. Некоторые перебрались в ближайшие деревни к знакомым крестьянам.

Так как наш домик был небольшой, мы приняли к себе только одинокую женщину, по имени Рейзл. Мой отец в детстве учился в хедере у ее отца. Упомянутая женщина жила со своим мужем свыше двадцати лет в своем доме на Луговой улице. Детей у них не было. Примерно за два года до пожара она решила разойтись со своим Иосифом. Мотивировала тем, что у них нет детей. Ее муж возражал, но отсутствие детей явилось поводом к их разводу. У ее мужа был свой наследственный дом в г. Сенно. Как выяснилось позже, причина их развода была вовсе не бездетность. В молодости Рейзл любила одного парня по имени Залман. Он ее тоже любил. Многие их считали женихом и невестой. Но впоследствии они разошлись как в море корабли. Залман где-то женился, а Рейзл вышла замуж за упомянутого Иосифа. И вот за два года до пожара Залман овдовел и переселился в Бешенковичи. Тут-то Рейзл вспомнила свою старую любовь и решила развестись с мужем и выйти за Залмана. Но последний, по-видимому, не проявлял к ней особого интереса, и она осталась одна. Что касается Иосифа, то он периодически ее навещал, и каждый раз настаивал на том, чтобы они снова сошлись. Но Рейзл, продолжала упорствовать и не соглашалась. Узнав о пожаре, Иосиф через два дня примчался из Сенно и встретился с женой на большой стороне. Мы об этом не знали. Он к нам не приходил, а Рейзл ничего не рассказывала. Иосиф надеялся, что теперь она согласится снова сойтись с ним. Ведь ей негде было жить, а у него в Сенно хороший хозяйский дом.

Я уже упомянул о том, что у нас рано ложились спать. Зато и рано просыпались, примерно в 5–6 часов утра. Проснувшись, обычно разговаривали тихо между собой. Рейзл спала в углу комнаты, у окна на нашей жесткой кушетке. На дворе у окна была скамейка. В то утро родители и Рейзл повели снова разговор о ее разводе с Иосифом. Она начала подробно рассказывать, как они все разделили поровну, друг друга не обидели. Папе показалось, что она громко разговаривает, и он бросил реплику: «Говори потише, помни поговорку «Стены имеют уши!» И тут мама заметила: «Не придет же Иосиф из Сенно, чтобы подслушать наш разговор». И в ту же минуту раздался голос Иосифа за окном. «Рейзл, – говорит он, – не ври, неправда, не так мы делили наши вещи». Услышав этот голос, мы все были настолько изумлены, что не поверили своим ушам. Как выяснилось, Иосиф всю ночь пролежал на нашей скамейке под окном в ожидании встречи с Рейзл. Впоследствии они сошлись, и она уехала с ним в Сенно.

Вскоре власти объявили, что погорельцы, желающие построить новые дома, могут получить бесплатно строительный лес. Благо сосновый бор был рядом. И в начале зимы на многих пустырях появились ярусы свежего делового леса. А несколько позже начали подниматься стройные красивые срубы будущих домов. В середине следующего лета на некоторых возрожденных улицах люди справляли новоселье. И, несмотря на то, что отстроенные дома пока выглядели хуторами, для всех было ясно, что наш родной городок снова заживет нормальной жизнью.

Как известно вначале 20-х годов был провозглашен НЭП. После пожара появились небольшие лавки и ларьки со всякими товарами повседневного спроса. Большая паровая мельница была возвращена ее бывшему хозяину – Пайкину. Она работала на полную мощность: и отделение для простого помола, и вальцовое отделение, где изготовлялись лучшие сорта пшеничной и ржаной муки. Тогда появилась возможность покупать отруби для коров и мелкого скота.

Будучи подростком, я занялся этим делом. Раз в две недели привозил с мельницы воз отрубей. У нас тогда были четыре коровы: две дойные и две телки. Мы им давали восемь килограммов отрубей в сутки, да плюс клевер. Лугового сена у нас не было. Основной корм для скота был красный клевер.

Зимой 1925 года я попытался заняться еще одним делом. У нас тогда была в моде «навалка» или «извоз». Это означало возить различные грузы из Бешенковичей в Шумилино (железнодорожная станция) и обратно. В среднем грузили на одну лошадь 30 пудов и за это платили три рубля. Не густо, не правда ли? Но это было лучше, чем ничего.

Воспоминания Лейба Ицковича Юдовина.
Написаны в 1973-74 гг.
С 1992 г. Л.И. Юдовин проживал в Израиле (г. Хацор).
Переписано Сарой Юдовиной в 2004 г.

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru