Поиск по сайту

 RUS  |   ENG 

Марина Воронкова
«ХОЛОКОСТ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Ефим Юдовин
«БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

Ефим Юдовин
«НЕКОГДА ДУМАТЬ, НАДО СПАСАТЬ»

Ефим Юдовин
«НА ВОЛНАХ МОЕЙ ПАМЯТИ»

Яков Рухман
«ДВА ГОДА Я БЫЛ ДЕВОЧКОЙ»

Моисей Миценгендлер
«ПО ДОРОГЕ К ПАРОМУ»

Ефим Гольбрайх
«В ДВЕРЯХ СТОЯЛ СЫН»

Лейб Юдовин
«ТО, ЧТО ПОМНИТСЯ»

Лейб Юдовин
«НАЧАЛО ВОЙНЫ»

А. Авраменко
«СОХРАНИТЕ ЕВРЕЙСКОЕ КЛАДБИЩЕ В БЕШЕНКОВИЧАХ»

Константин Карпекин
«АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ О БЕШЕНКОВИЧСКИХ СИНАГОГАХ»

Михаил Фишельман
«О ТОМ, ЧТО ПОМНЮ»

«ЖИЗНЕЛЮБ»

Галина Майзель
«МЫ РОДОМ ИЗ БЕШЕНКОВИЧЕЙ И СЛУЦКА»

Лев Полыковский
«БРОНЯ ЛЕВИНА И ЕЕ СЕМЬЯ»

Аркадий Шульман
«ПОРТРЕТ, НАРИСОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ»

Дарья Ломоновская
«Николай Гудян: “МЕНЯ ИЗБИВАЛИ ЗА ТО, ЧТО МОЙ ОТЕЦ НЕМЕЦ”»

Раиса Кастелянская
«ПАМЯТЬ СЕРДЦА»

Воспоминания М. Б. Запрудского

Станислав Леоненко
«ДАННЫЕ О ЕВРЕЯХ, ЖИВШИХ В БЕШЕНКОВИЧАХ И ПОГИБШИХ В ГОДЫ ХОЛОКОСТА»

Станислав Леоненко
«ЕВРЕИ, ЖИТЕЛИ БЕШЕНКОВИЧСКОГО РАЙОНА, ПОГИБШИЕ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Исаак Юдовин
«ПАРОМ»

Бешенковичи в «Российской еврейской энциклопедии»


ХОЛОКОСТ В БЕШЕНКОВИЧАХ.

На правом берегу Западной Двины, не далеко от Бешенкович, находится памятник жертвам Холокоста. На памятнике надпись: «Здесь похоронено 1067 местных жителей, погибших от рук гитлеровцев 15.02.1942 г.». Я ужаснулась, потому что в одной могиле похоронено столько людей. Как они погибли? История этого памятника заинтересовала меня, и я решила изучить её. Встретившись с очевидцами тех страшных событий, узнала подробно, как погибли несчастные, ни в чём не повинные люди, в феврале 1942 г.

Свидетельство
Щуки Анны Ивановны, 1922 г. р., г. Бешенковичи

Родилась в 1922 г. Во время войны мне было 20 лет. Все что происходило в это тяжелое время, помню, хотя вспоминать и говорить об этом очень тяжело.

Моя семья жила в Бешенковичах, по улице, которая сейчас называется Малиновая. Поселок был небольшой. Мирно и дружно жили белорусы и евреи. Евреев во время войны постигла страшная участь.

Когда немцы заняли Бешенковичи, они установили особый порядок. Евреям на одежду было приказано нашить «желтые лапики», чтобы было видно, кто они. Свободно ходить им запрещалось. Осенью 1941 г. евреи были согнаны в гетто. В домах стали жить по 5-6 семей. В основном эти дома находились по Лепельскому большаку, ныне улица Свободы. Жили они за счет того, что обменивали свои вещи, на продукты питания. Многие местные жители сочувствовали евреям, приносили еду. Моя мама приходила в дом евреев к Кельману. Она брала у них зерно, которое им приносили, а я, до боли в руках, молола это зерно. Так продолжалось долго. Семьи евреев были благодарны нам за это. Мама часто передавала им молоко, которое я относила.

Перед самым уничтожением, контроль над евреями был ослаблен. У многих появились надежды, что их не тронут. Но это был обман.

В феврале1942 г. произошло страшное событие – все евреи Бешенкович были уничтожены. Я помню этот день. Было солнечно, морозно. В сердцах был ужас и страх. Всех евреев выгнали на улицу, и повели на расстрел. На обочинах дороги лежали окровавленные трупы. Расстреливали за Двиной в поселке Стрелка.

Три дня после этого люди молчали, плакали, была страшная боль.

Мой папа в эти дни спас женщину-еврейку. Звали ее Хая (девичья фамилия Лейтман). Мы спрятали ее на печи. Все очень боялись, потому что вся семья могла погибнуть, но никто не пошел на предательство. Она жила у нас два месяца. Мы ее жалели. Она очень плакала по своей погибшей маме. Когда все несколько успокоилось, я отвела ее в деревню Долгое, из которой мой дядя отвез ее к партизанам, где она и прошла почти всю войну.

Перед самым концом войны, вероятно, с ней случилась беда. Стало известно, что она пришла в дом наших родственников, которые жили в деревне Пилипинки, фамилия их Окуневичи. Там переночевала и сказала, что пойдет к нам в Бешенковичи. Но до нас она не дошла. Что с ней случилось в пути, так мы не узнали, хотя расспрашивали всех, кого могли. Все: папа, мама, я ее очень жалели.

Из погибших в те страшные дни я помню: Аксельрода Давида, Мейерсон Нину, Лейтмана Исаака и Риву (брат и сестра), Юдовину Хаву, Дубровина Исаака, Калю (фамилию не помню, у нее было трое детей) и Калмана, Пар Риву, Шуньмана Григория, Якина Менделя, Дерновского Григория Михайловича, Щедринскую Розу, Гомбрайх Соню Лазареву, Гутман Лейбу и Соню (брат и сестра), Гиркина Менделя и его семью.

Знала еще многих, но, к сожалению, не помню. Светлая им память.

Воспоминание
Гомбрайхта Леонида Львовича, 1931 г. р., г. Ленинград.

До войны моя семья жила в Бешенковичах. В 1941-1942 мне, как и другим евреям, пришлось пережить страшные и драматические события. Вероятнее всего, я являюсь единственным из евреев, которому удалось выжить в те страшные дни. Это произошло потому, что я внешне не был похож на еврея и потому, что нашлись добрые люди, которые приютили и спасли меня. Фашисты вошли в Бешенковичи в июле 1941 г. Очень быстро на всех дома, где жили евреи, были прибиты желтые шестиконечные звезды. Звезды были нашиты и на одежду. Вскоре всех евреев согнали в гетто, которое размещались по улице Свободы. В каждом доме жило сразу несколько семей. Домов в гетто было более десяти. Эта часть улицы была огорожена. Сколько людей попало в гетто сказать точно не могу, но очень много. Дело в том, что летом к родителям на отдых приезжали дети и внуки из других городов. Все они вместе с местными евреями были уничтожены.

Случаи побега из гетто были практически исключены. Бежать было некуда. Местных жителей жестоко наказывали за помощь евреям.

Немцы грабили и громили еврейские дома.

В феврале 1942 г. состоялось массовое уничтожение евреев. Стояли сильные морозы. Всех евреев выгнали из домов и по улице Свободы погнали на расстрел. Вся улица была полна окровавленными трупами. В тех, кто пытался бежать, стреляли разрывными патронами. Стоял страшный крик.

Я, со своей семьей, оказался в этой многочисленной толпе. По счастливой случайности, я уцелел. Когда возле Двины приказали людям раздеваться, я оказался в стороне, робко стал отходить и меня никто не остановил. Кричащих людей повели через замерзшую Двину. Я бежал окрестными улицами в обратном направлении. Так я добрался до Свечи. Там жили хорошие знакомые моего отца – семья Куйко. Мне казалось, что до самой Свечи из Бешенкович слышны были душераздирающие крики людей. Я весь дрожал и плакал. Елена Васильевна, жена Фомы Ивановича Куйко, всю ночь качала меня на руках. Эти люди, а также их дочь Елена Фомична (сейчас Кежа), рискуя своей жизнью, спасли меня. Когда в деревне появились полицаи, Фома Иванович отвез меня к партизанам. В бригаде Дубова, в разведке я прошел всю войну.

Из погибших помню имена своих родных:

Мать – Гомбрайхт Соня Лазаревна, Бабушка – Хайкина Вихна, Сестры – Дора, Циля (они были маленькими) двоюродная сестра – Люба (девичья фамилия Хайкина)

Свидетельство
Берестень Валентины Владимировны, 1935 г.р.

Мой свекор, Миценгендлер Лазарь Моисеевич 1890 г.р., был евреем. Умер в 1963 году. Его семья жила в Бешенковичах. По его рассказам в Бешенковичах жило около 60 процентов евреев. Население жило мирно, уважая друг друга.

Накануне войны, за месяц до ее начала, он, по поручению областных властей, как грамотный и ответственный человек, был отправлен перегонять скот в глубинные районы России. Таким образом, оказался сначала в Воронеже, а затем в Казахстане. Так он избежал оккупации.

Возвратившись домой после войны, Лазарь Моисеевич узнал о страшной трагедии в Бешенковичах, где были уничтожены все евреи, которые жили здесь, но и их родственники, которые приехали на летний отдых.

Лазарь Моисеевич посчитал своим долгом восстановить имена погибших и поставить памятник. Он начал сбор средств. Деньги присылали дети и родственники погибших из разных городов Советского Союза: особенно из Ленинграда, Москвы, Киева, Бреста, Минска, Одессы, Ташкента. Суммы были разные. Присылали, кто сколько мог. Примерно в начале 60-х годов памятник был поставлен. И памятник, и ограда были привезены из Ленинграда. Состоялось открытие памятника, на которое приехало множество людей.

После войны Лазарь Моисеевич расспрашивал жителей о судьбе евреев, своих родных.

Ему рассказывали, как фашисты расправились с евреями. Местные жители свидетельствовали, что фашисты, придя в Бешенковичи, первые 1,5 месяца евреев не трогали. А затем объявили, чтобы все еврейское население пришло на собрание, которое было объявлено в поселке Стрелка за Двиной. Полицейские, немцы заставили молодых евреев выкопать яму. Всех евреев, находившихся там, расстреляли. В яму падали живые и мертвые. Яма эта «ходила ходуном» много дней. Место расстрела охранялось немцами около недели. Местные жители не могли к ней подойти. На памятнике, установленном на месте расстрела, написано, что погибло там 1067 человек.

Моим свекром были собраны имена погибших, но папка с документами не сохранилась. Я лишь помню некоторые имена погибших родственников:

Семья Брегер Михаила (было 5 детей, мать и отец), Семья Левиных, Копиных, Этингоф, семья моего свекра Миценгендлера (жена Люба, сын Борис, дочь Инна, мать Лиза), семья Берлин (у него семья из 8 человек), Семья Земцер.

Ранее к памятнику приезжали дети погибших, но последние три года не приезжает никто.

22.05.1998 г.

Свидетельство
Шнитко Романа Константиновича, 1927 г.

Я местный житель. Во время Великой Отечественной войны моя семья жила в поселке Стрелка. До войны как в Бешенковичах, так и в поселке Стрелка, жило много евреев.

Когда немцы пришли в Бешенковичи (4 июля 1941 г.) они заставили всех евреев нашить на одежду желтые круги. Примерно в ноябре 1941 г. всех евреев погнали в гетто. В поселке Стрелка это был один дом, стоявший на берегу Двины. Он принадлежал до войны Юдовину Шае.

12 февраля 1942 г. комендант объявил, что состоится уничтожение евреев. Приказал собрать подводы.

За день до этого пленным (30 человек) было приказано выкопать яму. Евреи это видели. Недалеко в Новиках, Любичах были партизаны. Но никто не ушел. Все ждали своей участи.

Утром 12 февраля колонну пленных, более 800 человек, погнали через Двину. Охрана была небольшой (примерно 16 человек). В убегавших стреляли. На моих глазах убегал седой старик, которому удалось спастись.

Перед первым расстрелом, приговоренных раздели до нижнего белья.

Перед евреями выступил человек, по-моему, его фамилия Ризькин, он был начальником дорожного управления. Он сказал, что все должны смириться со смертью, потому что «это кара за предательство Христа».

В яму ложились по 10 человек. Немцы стреляли, затем наступала очередь новых жертв. Яма была плохо засыпана. Земля «ходила ходуном» несколько дней.

Затем в этом же месте было еще несколько расстрелов. Расстреливали тех, кто еще остался в живых. Немцы оставили в живых шорников, портных, других специалистов, нужных им. Они наклеивали объявления, что те, кто остался в живых, могут вернуться, их не тронут, они будут помогать мастерам. Но это был предлог для новых расстрелов.

Из погибших евреев помню: Юдовина Шаю (погиб он и его жена). Погибли Юдовин Ицка и его семья, Юдовин Нойма, Юдовин Шлем и его жена, Юдовин Шолам и его семья, Юдовин Пэлька и его жена, Юдовин Довод и его жена Рива Баса и теща, которую он вез на саночках на расстрел, потому что сама она идти не могла.

Воронкова Марина,
ученица 11 Б класса, Бешенковичской СШ №1,
преподаватель Деревяго Любовь Аркадьевна
Работа участвовала во II республиканском конкурсе «Холокост. История и современность. Уроки толерантности».
Оригинал находится в архиве Музея «Истории и культуры евреев Беларуси».

Еврейское местечко под Минском


Местечки Витебской области

ВитебскАльбрехтовоБабиновичиБабыничиБаевоБараньБегомль Бешенковичи Богушевск БорковичиБоровухаБочейковоБраславБычихаВерхнедвинскВетриноВидзыВолколатаВолынцыВороничи Воропаево Глубокое ГомельГородок ДиснаДобромыслиДокшицыДрисвяты ДруяДубровноДуниловичиЕзерищеЖарыЗябки КамаиКамень КолышкиКопысьКохановоКраснолукиКраснопольеКубличи ЛепельЛиозноЛужкиЛукомльЛынтупыЛюбавичиЛяды Миоры ОбольОбольцы ОршаОсвеяОсинторфОстровноПарафьяновоПлиссаПодсвильеПолоцк ПрозорокиРосицаРоссоны СенноСиротиноСлавениСлавноеСлобода СмольяныСокоровоСуражТолочинТрудыУллаУшачиЦуракиЧашникиЧереяШарковщинаШумилиноЮховичиЯновичи

RSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.ilRSS-канал новостей сайта www.shtetle.co.il

© 2009–2010 Центр «Мое местечко»
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт «Мое местечко»
Ждем Ваших писем: mishpoha@yandex.ru